Crossover: The World Is Not Enough

Объявление

Our heads:

Contests:

  • Дорогие игроки, в скором времени мы переезжаем. По всем вопросам в лс АМС или асю. =)
  • Конкурс для постописцев и любителей призов! Успей записаться в команду! 100 заданий
  • Стали известны имена авторов и победитель! Ждем следующий заход. Our Muse Is Music vol.4

We need you:

News:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover: The World Is Not Enough » - обитель зла » Решаю проблемы по мере их... бл#, че делать, че делать?


Решаю проблемы по мере их... бл#, че делать, че делать?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Решаю проблемы по мере их... бл#, че делать, че делать?

http://38.media.tumblr.com/5f22a4f5ef635b9e0c856b88d0896452/tumblr_mknbh2MU0j1rfi2izo9_250.gif  http://33.media.tumblr.com/31109a98049ddfc121c8bd015e28dba5/tumblr_mknbh2MU0j1rfi2izo8_250.gif
http://33.media.tumblr.com/eb835efd27ace441e5cccde00ae5b138/tumblr_mknbh2MU0j1rfi2izo5_250.gif  http://33.media.tumblr.com/ebe2ad826ce738454213c26e5ce987eb/tumblr_mknbh2MU0j1rfi2izo4_250.gif
http://33.media.tumblr.com/00c13191e647710bb5dc3d59ceafaeaf/tumblr_mhz342Q6jV1r60960o1_500.gif

Место действия: Нью-Йорк
Время: Лето в самом разгаре. А какое время охватится - чёрт его знает.

Фандом: Марвел (Deadpool, The Amazing Spider-Man)
Участники: Peter Parker, Deadpool

Описание: В один прекрасный день всё может перевернуться с ног на голову. Может произойти то, чего ты уже никак не ожидал. И чего уж не ожидал Уэйд Уилсон, так это того, что когда-то он увидит в отражении себя прежнего, такого, каким он был еще до Оружия Икс. Но у всего есть своя цена. Пока-пока, регенерация и рак!

+1

2

Утро ненавидят все и каждый. Оно назойливо долбится в окно своими мерзкими солнечными лучами, пение птиц раздражает слух даже сквозь сон, шум города становится оглушительным, а соседи за тонкой стеной если не трахаются, то хлопают дверьми точно. Но... у наёмника утро начинало иначе. Никакого солнечного света, крадущегося по подушке: единственное окно в спальне выходило на кирпичную стену здания напротив, и стекло его было настолько грязным, что даже жалюзи не нужно - лучики врезались в него, вязли в прослойке грязи и дохли. Какой аргумент разбомбить следующим? Птицы? Хах, птицы в таком дерьмовом переулке не водились. Кроме голубей. Голуби не поют. В курсе же? Отлично. Всё остальное привычно и терпимо - ведь это же Нью-Йорк, детка!
Вылезать из объятий этой развратной сучки Морфея было непросто. Каждый раз он подкидывал новые сюрпризы в зависимости от настроения этой истерички: сны закидывали то в ночной клуб, где горстка большегрудых фанаток готовы исполнить любое желание, то укладывали на холодный стол, связывали кожаными ремнями, а рожа грёбанного Киллбрю успевала мелькнуть перед лицом до того, как боль обрушивалась на Уилсона. Да, херово то, что сны Дэдпула были чертовски реалистичными, как и его глюки время от времени, так что просыпался он не от ужаса, а от раздирающей всё тело боли. Сам-то ладно, но будить того, кто рядом, своим внезапным оглушительным воплем посреди ночи - минус в репутацию. Если ниже вообще возможно.
Но сегодня всё было по-другому. Когда Уэйд открыл глаза, он не смог вспомнить кадры из сна и даже не попытался. Вместо этого он лениво потянулся, широко зевнул до хруста челюсти и перевел рассеянный, сонный взгляд с серого, со следами потёков, потолка на соседнюю подушку. То, что он успел купить двуспальную кровать, радовало его всякий раз, когда взгляд поутру натыкался на макушку Паркера. До сих пор в голове наёмника не укладывалось, как всё так вышло. Как дошло до того, что герой всего Нью-Йорка окажется в его постели, а встречи их будут происходить редко, но метко, жарко и безумно кайфово! Вот и сейчас этот лохматый супергерой сопел рядом, отвернувшись, и наверняка пускал слюни на подушку. Гормоны же! Вдруг ему там снится что-то очень горячее?
- Не будем ему мешать, - пронеслось пока только в голове, потому что сушняк с утра не вызывал желание вообще пасть открывать. Вместо этого мужчина потянулся к лицу, чтобы протереть пальцами глаза, и, коснувшись кожи, замер. Не, совсем не сразу... То, что он не ощущает бугристой поверхности горячей от воспаления кожи, дошло вообще с опозданием. Мало ли, что там померещится, пока мозг еще спит? Но Уилсон отчаянно запихнул проблеск надежды куда подальше и ощупал лицо снова.
- Не помню, чтобы я пользовался вчера маской перед сном. Что за херня? Спайди решил поприкалываться, пока я сплю? - возопил он всё так же в мыслях, но уже раздраженно, ведь если это прикол, то хреновый. Приподнявшись на локте, наёмник ухватился за край одеяла и резко откинул его в сторону, и...
- Данеможетбытьтакого!
Если бы не страх раньше времени поверить в то, что это на самом деле правда, Дэдпул сейчас сидел бы с идиотской улыбкой, ощупывая себя и что-то сбивчиво причитая, а потом, не сдержавшись, заорал радостно во всю силу своих легких. И это был бы какой-нибудь неразборчивый крик, который издают от переизбытка чувств перекрытые на голову люди. На его теле не было ни следа меланом или язв, которыми оно было покрыто раньше. Ни одного шрама, ни одного сраного дефекта! Тело чистое, как у младенца!.. Если только не брать во внимание волосатые ноги и в меру мохнатый низ живота. Затыкая себя из последних сил, мужчина резко подорвался с кровати и рванул в ванную, чудом не влетев в склад коробок со взрывчаткой у двери. А там жадно уставился в зеркало, на своё отражение, и только когда увидел то, что увидел, взвыл радостно сквозь зубы, принимаясь ощупывать своё - своё, мать вашу! - лицо, тянуть за короткие волосы на голове, которых так давно лишился вместе со своей нормальной внешностью, и проверять, реально ли всё это, не шутка ли, не чей-то ебучий прикол. Индикатор счастья зашкаливал.
Собраться. Нужно собраться! Вдруг это опять какой-то сон... Да плевать! ПОХУЙ! Пока выглядишь так, как раньше, и из этой реальности не выкидывает, вообще похуй на то, сказка это или явь! Хоть оставайся тут на всю жизнь, а воображение подкинет событий даже для ограниченной реальности.
- Эй, парни... Голоса. Блять, подъем! - рявкнул Дэдпул, не отводя взгляда от самого себя за тонким стеклом зеркала. - У меня же не глюки, да? Это всё охренеть как реально. Так же реально, как подтянутая задница в моих ладонях этой ночью. Но если и та мне снилась, я точно вышибу себе мозги, потому что они убого работают!
< Мы видим то же, что и ты, даже если это глюк. Но мы это видим! >
< Наше тело... оно такое.... Оно ПОТРЯСАЮЩЕЕ! Давай проверим его! >

- Проверим? - восторженный писк жёлтой таблички не лишён смысла, и до Уилсона доходит быстро. - Точно! Спайди наверняка не увидит того, что видим мы, и спустит нас с небес на землю. Или наоборот. Пойдем растолкаем его.
Теперь всё это выглядело так, будто наёмник оживленно трепался со своим отражением. Впервые он в блаженстве зависал перед зеркалом, впервые с того самого дня, как его тело оказалось изувечено после того, как раковые клетки срослись с его собственными. Нежелание отрываться от зеркальной поверхности дало ту самую спасительную задержку, во время которой Белый поспешно включил логику:
< Нельзя так его будить, он же не узнает нас! Хоть раз действуй осторожнее, чтобы не получить паутиной в лицо. >
За спиной появился тёмный силуэт, и Дэдпулу не пришлось даже оборачиваться, чтобы понять, кто это. Происки воображения, которые заставили его самого заглянуть себе же через плечо. Его прошлого через плечо настоящего. Или наоборот? Какую внешность считать какой? Твою-то мать! Но разница была на лицо. Паучок видел уродство, привык к уродству, каким-то образом этому уродству симпатизирует - ну или пытается - и для него такой Уэйд, каким он был раньше, просто незнакомый мужик.
- Понял-понял, свали, я знаю, что тебя тут нет, - шикнул мужчина на самого себя, но того, что сзади, и отступил на шаг назад, почти уперевшись пятками в ванну. - Как насчёт сюрприза? Гляньте, это же тянет на охрененный подарок с утреца после горячей ночки.
< Столько возможностей, столько привлекательности... Хорошо, что у меня нет рук. Или хотя бы одной, правой! >
< Но если это галюны, ты будешь выглядеть полным идиотом. >

- Я всегда так выгляжу, пора бы и привыкнуть. Лады, сделаем это нежно, - оттолкнувшись руками от раковины, в которую Уэйд упирался, он решительно на правился в спальню, - которая, кстати, служила и оружейной, и рабочим кабинетом, и тренажёрным залом, - и, перемахнув через спящего парня, плюхнулся на место рядом, неосторожно сгребая Питера в объятия со спины, чтобы он не видел лица.
< Кстати, перед этим стоило бы надеть трусы... >
< Он узнает нас раньше, чем посчитает его извращенцем. >
< После вчерашнего он всегда будет считать его извращенцем, но главное, чтобы этот извращенец был знаком! >

Отмахнувшись от этого внутреннего диалога, Дэдпул всё равно обнял любовничка крепче и бесцеремонно прижался пахом к ягодицам Паркера, не забыв перед этим нырнуть под одно с ним одеяло. От таких резких обнимашек Спайди заворчал, нехотя пытаясь понять, что за шум, и Уилсон поспешно уткнулся носом в его затылок, фыркая от волос, попадающих в ноздри. Вездесущая волосатка! Короче, обернуться он парню не дал.
- Утра, Пити, - произнес он, слегка понизив голос и нагло пробираясь ладонью к животу Паучка, чтобы огладить его горячий пресс и спуститься слегка пониже. Да, лапать гибкое, стройное тело было настолько приятно, что сдержаться никогда не получалось. Руки так и тянулись к прекрасному! Даже если их отрубить...
- Как тебе спалось? Знаешь, не отвечай, ты ведь наверное трудился в поте лица, как Крёстная-Фея. Но почему ты мне раньше этого не сказал? Исцеляющий секс - это что-то новое. Признавайся, тот бородатый гей - Дамблдор научил тебя? - скользнув ладонью выше, к груди юноши и его чётко очерченным ключицам, Дэдпул наконец вынул руку из-под одеяла и продемонстрировал Паркеру, вытянув её перед его лицом и поворачивая то одной стороной, то другой. - Девственная чистота. С тобой такая штука не прошла бы, ты же уже не... Молчу-молчу. Но ты же видишь то же, что и я, пупсик? С ней всё в порядке?
Дождавшись ответа Спайди, Уилсон усмехнулся и слегка ослабил хватку. Еще не полностью, потому что перед тем, как освободить из неё полностью, наёмник затребовал одно единственное обещание:
- Когда обернешься, постарайся не шарахнуться и не упрыгать от меня на потолок, окей? Потому что это всё ещё я. Больше Я, чем когда-либо.

+3

3

Просыпаться совершенно не хотелось. Питер сквозь дремоту почувствовал, как грузное тело сзади покинуло кровать, а из ванной вскоре послышался привычный оживленный треп, который действовал на него успокаивающе, заставляя парня снова провалиться в умиротворяющий сон. Такая реакция определенно была вопреки логике. Но вообще всё, что было связано с этим болтливым наемником, было вопреки всякой логике и здравому смыслу, однако вместе с тем все как будто было правильно. Внутри было полное спокойствие и равновесие, дарующее такой необходимый моральный отдых. Как герой Нью-Йорка докатился до такого - это последнее, о чем хотел думать Паркер, да и вообще, все шикарно, пока можно списать это на молодость и гормоны, жажду экспериментов и простые безрассудства.
Второй раз парня разбудили уже объятия, не такие горячие, как обычно, но разве кто-то стал бы заморачиваться, когда и глаза-то открывать не хотелось?
- Как тебе спалось? Знаешь, не отвечай, ты ведь наверное трудился в поте лица, как Крёстная-Фея. Но почему ты мне раньше этого не сказал? Исцеляющий секс - это что-то новое. Признавайся, тот бородатый гей - Дамблдор научил тебя?
Разве этот бред достоин ответа? Определенно - нет. Питер уже даже привык к подобному, но веки нехотя разлепил, глупо улыбаясь и лениво потягиваясь в чужих объятиях, блаженно прогибаясь под ладонью наемника, пока...
- О, Господи! Что это?
Вскочив в постели и принимая сидячее положение, Паркер схватил вытянутую руку и принялся нервно и бегло осматривать её в поисках хоть одного дефекта, к которым за всё это время он уже успел привыкнуть.
- Я же уже... не-е-ет... - заторможено повторил Паук, оглаживая ладонями чужую руку от локтя до самой ладони. - Знаешь что? Если это твоя очередная шутка, которая предназначена для того, чтобы взбодрить меня после сна, то знаешь... я... я не оценил её, Уэйд.
Не дослушав просьбу Пула до конца, парень резко обернулся, ибо любопытство и чувство наёба просто зашкаливало и подкидывало довольно красочные картинки. А именно: будто сейчас за его спиной лежит вообще какой-то незнакомый мужик и под дулом револьвера Уилсона играет свою роль. И судя по его смелым движениям и чересчур откровенным объятиям - последнюю роль в своей жизни. Реакция последовала незамедлительно: шарахнувшись от незнакомца и хватая того за руку, Питер тут же заломал её за спину блондина, вжимая колено в его поясницу и не давая пошевелиться. Бегло и нервно он осмотрел комнату на присутствие Дэдпула и раздражено, специально громко прокричал, на случай, если этот шутник скрылся в другой комнате или ванне.
- Где ты, мудак!? Что за дурацкие шутки с участием третьих лиц?..
Длинные пальцы забрались в светлые волосы мужчины и, сжав их в кулак, потянули, заставляя отлепить лицо от подушки. Посмотрев на незнакомое лицо, Паркер нервно выдохнул, отпуская того, кого никак не мог узнать, и поправляя самого себя.
- Незнакомых третьих лиц...
А ведь Питер был готов поклясться, что голос Уэйда был так близко, звучал над ухом, и он даже ощущал кожей дыхание, прерываемое разговором. И как этому наемнику удалось так быстро свинтить из поля зрения? Свесившись с кровати вниз головой, Паркер резко приподнял свисающую с матраса простыню, закрывающую обзор, но под кроватью никого не оказалось.
- Извини, чувак..
Спрыгнув с кровати, он наспех стащил одеяло, чтобы замотаться в него - ну, как-то не круто разгуливать по квартире голым, да еще и при каком-то левом типе, и...
- О ГОСПОДИ!
Когда он стаскивал одеяло, то не ожидал увидеть этого самого типа обнаженным.
- Уэйд, это вообще переходит все границы! Какого хрена ты его еще и раздеться заставил?!
Негодуя и ворча, источая всевозможные проклятья, которые только в голову приходили, парень обежал всю квартиру, и результата это, как ни странно, не принесло. Подумав, что Дэдпул просто свинтил или портанулся куда-нибудь за пределы квартиры, Паркеру ничего не оставалось, кроме как придумать оправдание перед мужчиной, который остался в спальне. Извиниться за... за что ему извиняться? Ну хотя бы расспросить, что всё это значит и что у них был за тупой план с гиперактивным убийцей.
- "Вещи... о, Иисусе..."
Только сейчас шок мало мальски спал, и лучше бы воспоминания вчерашнего дня - точнее, ночи - не возвращались. Потому что одежда, а точнее костюм Человека- Паука, - а если еще точнее, то его части - раскиданы по всей комнате, в которой остался тот незнакомый белобрысый.
Глухой стук и тихое "ауч" незваный гость вряд ли бы услышал. Растерянный Питер стоял за углом в так называемую спальню и подпирал лбом стену. Стоять и гнобить себя за легкомысленность... стоп! Какую легкомысленность? Кто знал, что этот террорист притащит ненужного свидетеля? И тем не менее, конспирация трещит по швам. Только слепой не заметит костюма героя всея Нью-Йорка!
- Аарх... дерьмо...
Решившись все же вернуться и оправдать свою задницу, свалив все на Уилсона, а вместе с тем поскорее выпроводить этого мужика из квартиры и подготовить кару Уэйду, Пит вернулся в спальню, нервно подтягивая сползающее одеяло и пытаясь завернуться в него, как в кокон. Начал он еще с порога, чтобы не возникало неловких мометов:
- Слушай, мужик... Мне жаль, что ты стал участником такого глупого розыгрыша и все такое... Но вы сделали свое дело, и я в шоке, да, я определенно в нем самом. И может быть ты с чувством выполненного долга сейчас просто встанешь, оденешься и уйдешь? Отправишь смс на тот самый номер с докладом о выполненной задаче и больше на подобные сделки не пойдешь, и тем более на сделки именно с ним? М?
Как стремно... И Спайди, быть может, даже было бы еще и стыдно, если бы, вернувшись в комнату, он не обнаружил этого наглого самозванца вальяжно развалившимся на кровати. И никакого к черту стеснения и неловкости, и эта поза, и улыбка... Простите, какая в жопу улыбка? Ухмылка.
- Да ладно!? Не может быть...
Кажется, Питер забыл, что "Рот всегда должен быть закрытым!", медленно подошел, бесцеремонно разглядывая незнакомое лицо, но однозначно со знакомыми его чертами.
- Не-е-ет, так не бывает...
Нервный смех прокатился по помещению и тут же стих, а на блондина уже смотрели два злых карих глаза.
- В общем, давай, чувак, проваливай, ты уже перевыполнил свою задачу. И спасибо тебе за паранойю.

+3

4

- О, Господи! Что это?
Реакция Спайди была стремительной с самого начала. Он вскочил на постели как ужаленный, вцепившись в руку наёмника мёртвой хваткой, и Дэдпул подумал было, что он её сейчас вообще вырвет, чтобы рассмотреть поближе и пощупать тщательнее. Нет, он против не был, но кровавый фонтан с утра пораньше - херовое начало дня, разве нет?
- Что значит "что"? Не заставляй меня давать подсказки, это же легко! - не сдерживая хрипловатый смех, отозвался Уилсон, не пытаясь отобрать обратно свою законную конечность. Словно вопрос Паучка не был риторическим. Неа. Вообще ни разу. На самом деле эти ощупывания оказались приятны: парень оглаживал кожу осторожно, тёплыми мазками подушечек пальцев проходясь от запястья и до сгиба локтя, где кожа чувствительнее, и пытался собрать мысли в кучку. Собрал, и что же?..
- Если это твоя очередная шутка, которая предназначена для того, чтобы взбодрить меня после сна, то знаешь... я... я не оценил её, Уэйд.
Вновь вырвавшийся на свободу смешок на этот раз прозвучал немного истерично. Уэйд только открыл было рот, чтобы сказать, как сам прихуел от такого зрелища, но не успел: вопреки предостережению Пула, Паркер обернулся, и вот тут-то опасения Белого подтвердились, словно тот был либо крутым психологом, либо старушкой Вангой в отставке. Взгляд глаза в глаза прервался ровно через секунду после того, как мужчина поймал своё отражение в тёмной радужке парня, а в следующую секунду не спасла даже хвалёная реакция. Захват, разворот мордой в пол - ну или кровать, так точнее, - и впившееся в поясницу острое колено - вот, что заслужил Дэдпул за красивую мордашку этим ранним утром.
- Это вместо комплимента? - поморщившись от боли, мысленно выругался мужчина, когда от его попытки высвободиться, которую Пити и не заметил толком, жестокое и беспощадное колено сильнее вжало бёдра наёмника в матрац и запачканные ночью простыни. Унизительно? Нет. Больно? Да, блять, приятного мало! Уилсон приподнял башку, отплёвываясь от наволочки, и кое-как обернулся через плечо: грозный герой походил на звезду порнофильма, пока возвышался над своим временно поверженным любовником, едва прикрытый одним краешком одеяла, оглядывая своим пристальным взором окрестности. Ну, комнату, то есть.
< Он кого-то ищет? Но мы же тут... >
Сейчас Дэдпул удостоверился окончательно, что его не узнают. И вместо того, чтобы пояснять что-то жёлтой табличке, он решился уничтожить все непонятки. Голос-то Спайди должен узнать! Только диалог не заладился с самого начала.
- Ты нас не узна...
- Где ты, мудак!?
- Да хватит ора...
- Что за дурацкие шутки с участием третьих лиц?
- Да это Я! - часть фразы утонула в новом поцелуе с подушкой, потому что прежде, чем ухватить наёмника за волосы, Паркер незаметно для себя впечатал его обратно. Ну а как схватиться за короткие волосы? Только прижавшись плотнее. И не в том смысле, в каком бы ему сейчас хотелось. А вот в голову уже полезли непристойные мысли, от которых утренний стояк мог бы нагрянуть совсем не потому, что так реагирует организм!
- Ого! Это часть твоих сексуальных фантазий, детка? Жалко, что у нас не было волос, когда мы в первый раз развлеклись...
Мысли помешали или же нет, но тот краткий миг, в который Паучок грубо заставил Дэдпула запрокинуть голову назад, оказался досадно потрачен на то, чтобы глотнуть немного воздуха еще после предыдущей фразы и так и не успеть отморозить что-то убедительное до новой встречи со злосчастной подушкой. Да и Питер так суетился, будто сюда сейчас ворвется спецназ, а он делит награбленные бабки с дочкой президента, еще и после того, как они не предохранялись! Вот и сейчас он рыпнулся куда-то вбок, свесившись с койки, но не убирая своего карающего колена. От такого болезненного давления на низ спины мужчина даже коротко застонал, неестественно прогнувшись. Чёрт бы его побрал, этого спандексового засранца!
< Он реально думает, что мы бы спрятались под кроватью? Серьезно? Он недооценивает нас! Мы же непредсказуемы, как шизофреник с растроением личности! >
- Отвали, он еще сонный, - сквозь зубы прошипел Пул, изгибаясь в попытке стряхнуть с себя Паука, - но это слишком банально, ты прав.
А Пити уже представил себя единорогом, у которого прабабушка - коза, к тому же горная, и спрыгнул с постели, перемахнув через наёмника и срывая с него одеяло. И судя по тому, какими большими стали у него глаза, увидеть в постели, в которой совсем недавно спал, мужчину с голым задом он не ожидал.
- О, ГОСПОДИ!
- Да ладно, чего ты там не видел? - но Спайди опять и снова заорал на всю квартиру, обращаясь к Уэйду так, словно тот находится на другой стороне земного шара, не меньше, так что фраза ушла в никуда, заглушенная этим воплем. И вот теперь терпение начало истощаться. Нет, это реально походило на издевку! Ну а то: Пул тут, понимаешь, старается, хочет всё мирно (!!!) пояснить и даже забить на то, как обошлись с его поясницей, а этот пацан перебивает снова и снова, орёт, как на трупы, и слова вставить не даёт. Включил сирену и пиздец, паника, ужас, нудисты атакуют! А после своего вопля еще и сбежал, утащив с собой одеяло - ну не пиздюк ли? Топот за дверью слышался минуты три, а может и целых пять, и за это время Уилсон старательно удерживал себя в руках, а сами руки подальше от стволов, которыми была увешана вся боковая стена.
< Пристрелить его - не выход, ты же понимаешь? >
- Я не собираюсь стрелять в него. Ладно, собирался минуту назад, но отрезвляющий выстрел в воздух гарантированно затыкает буйных и нетерпеливых! - мужчина плюхнулся на кровать уже основательно расстроенный. Всё шло совсем не так, как хотелось. Но это же не романтическая комедия для педиков, ей богу, тут всё так и должно идти - наперекосяк, через негатив и нервы, и самое время остаться на своей постели хотя бы в знак того, что в своей квартире Дэдпул всё еще хозяин, даже если выглядит совсем не так, как раньше.
< Соберись. Подумай о приятном... >
- О чём, блять, я должен подумать? О том, что Паркер бегает сейчас по квартире, обмотанный одеялом? Вот был бы без - было бы смешнее. В одной видеоигре я заставил голого мужика бежать на беговой дорожке, и там была такая натуральная физика, что я понял, как выглядит Шалтай-Болтай.
< Включи фантазию! Когда Спайди поймет, что это мы, он будет очень жарко извиняться... >
- Да... Ему придется. Отзвонится тёте, скажет, что еще одну ночь он проведет вне дома, и я буду принимать извинения, - рассуждая в пол голоса и углубляясь в фантазии, Уэйд улегся на постели, даже забыв о том, что события перевернулись с ног на голову. Теперь в мыслях витали планы не самого приличного характера, а что-то вроде списка того, как на этот раз будет проверяться поразительная гибкость податливого тела. Не сразу он заметил и то, что Питер появился в дверях, а когда заметил, то не успел стереть с лица похабную ухмылку.
< Даже стремно представить, как это сейчас выглядит со стороны. Сверчки? Где сверчки? Включите сверчков, без них момент не момент! >
Питер подошел ближе. Заглянул в глаза пристально, словно что-то в них пытаясь отыскать, и Уэйд, ответно прищурившись, готов был поклясться, что увидел в них какую-то искру осознания, грёбанное узнавание, которое могло бы сейчас запросто стереть осадок нервозности и легкой обиды, но... Снова колючий взор вспарывает оптимистичные мысли и потрошит их, как Джек - шлюх.
- Не-е-ет, так не бывает... В общем, давай, чувак, проваливай, ты уже перевыполнил свою задачу. И спасибо тебе за паранойю.
Это. Удар. Ниже. Пояса. На этот раз наёмник вскакивает с постели до того, как его снова обездвижат, и, резко метнувшись вперед, хватает парня за плечи. Реакция никуда не делась, да и сила тоже, так что справиться в Паучком можно и грубой силой: Уилсон тоже знает кучу приемов, и это не тот школьный уровень, усвоенный Паркером на инстинктах. Это техника, отточенная тренировками и службой в армии. Подсечка такая, что парню не увернуться, и в следующую секунду Спайди уже лежит под Дэдпулом, у которого руки дрожат от желания кого-нибудь пристрелить и побыстрее, прижат к скомканным простыням, а в плечи его впиваются жёсткие пальцы.
- А теперь заткнись и даже не смей открывать рот, - быстро выпалил мужчина, будто стараясь уничтожить парня одним взглядом, но не решаясь сделать этого без повода. - Это я, блять, Я! Что на тебя нашло? Думаешь, я бы запихнул хер знает кого в нашу постель? Я, конечно, ценю то, что ты убежал от голого мужика вместе с одеялом, но привет, детка, приятно познакомиться - я всё тот же Болтливый Наёмник, но такой, каким был раньше, до этого сучьего Оружия Икс!
Уэйд натянуто улыбнулся, отпустив одно плечо Паркера, чтобы приветственно помахать ему, но почти тотчас же эта рука метнулась в сторону, хватая лежащий на тумбочке пистолет, и вот холодный ствол уже упирается Паучку в висок. Кровавый комедиант слегка... психанул.
- Посмотри мне в глаза, детка. Что ты видишь? Есть что-то знакомое?

+3

5

А вот это уже было совсем по...Уэйдовски? Не было ни малейшей возможности вывернуться или избежать цепкого капкана из сильных рук. Как ни странно, но на подобное действительно был способен, кажется, только Уилсон. О-о-о да, Паркер мог избежать любой подобный выпад практически ото всех, с кем ему приходилось сталкиваться в не самой дружелюбной обстановке, а если нет, то однозначно находил брешь в приеме и, пользуясь этим, опять же ускользал. Но вот от Дэдпула было невозможно отделаться даже с помощью паучьего чутья, так что единственное, что ему оставалось, это принимать условия его игры.
- А теперь заткнись и даже не смей открывать рот
С выводами Питер, кажется, тоже поспешил, ведь искаженное лицо блондина прямо перед ним с отпечатавшейся на нём злой гримасой не просто напоминало наемника, но как будто принадлежало ему на самом деле.
Вздернутая верхняя губа, как при оскале... хотя именно сейчас это и был тот самый злой оскал. Нахмуренные брови - да, пусть Уилсон в своем привычном облике не имел бровей, но надбровные дуги изгибаются точно так, как должны, - и чёткая складка между ними пролегает привычной чертой. Морщинки на переносице, которые всегда появляются, когда он злится. Всё это не может быть простым совпадением.
Чем больше парень разглядывал лицо мужчины, подмечая каждые мелкие его черты, отпечатавшиеся в его памяти, тем больше думал о том, что поспешные выводы делать однозначно не стоит. В их-то время и не такие чудеса происходят. Сам Питер являлся одним из таких невероятных чудес.
Это я, блять, Я! Что на тебя нашло? Думаешь, я бы запихнул хер знает кого в нашу постель? Я, конечно, ценю то, что ты убежал от голого мужика вместе с одеялом, но привет, детка, приятно познакомиться - я всё тот же Болтливый Наёмник, но такой, каким был раньше, до этого сучьего Оружия Икс!
Внимательно вслушиваясь в каждое сцеженное слово, брюнет оказался охвачен новым ощущением какого-то детского восторга.
На самом деле, парню всегда было безумно интересно, как же выглядел Уэйд до того, как с ним произошло... это. Но в силу своей воспитанности, Паркер никогда не решался задать этот вопрос. Запихивая свое природное любопытство глубоко-глубоко. Его все устраивало, он не считал наемника странным, не считал его уродом и по-детски злился на тех, кто говорил это мерзкое, ядовитое слово. Некоторые общие знакомые с легкостью произносили его, быть может беззлобно, а может - наоборот, но Дэдпул всегда смеялся. Он всегда знал, что ответить. Всегда... По возможности Питер встревал, старался отвлечь внимание мужчины на себя. Ему казалось, что за напускным весельем наёмника он чувствует эту разъедающую горечь. Мальчишка даже мог поклясться, что сам чувствует этот гнилой осадок, где-то глубоко внутри. Быть может, бурная юношеская фантазия подкидывала ему несуществующий образ, но Питер видел глаза Пула в такие моменты, и ему хотелось... Ему хотелось его защитить? Хотя, все понимают - и Паук в том числе, - этот ненормальный не нуждается в подобном, и чужая насмешка становится лишь поводом наказать того, кто за языком не следит. Бывали такие случаи с дерзкими заказчиками, которые считали, что за ту сумму, которую они отваливают наёмнику за работу, он станет терпеть такое обращение. Как же они ошибались! Назвать эту расправу чудовищными убийствами - ничего не сказать. Паркер не мог предотвратить такое. Он точно попал бы под горячую руку, и кто знает, чем бы это закончилось. Да и сам парнишка не горел желанием видеть макраме из внутренних органов. К такому не привыкаешь. Когда Уэйда накрывало непроглядной пеленой безумия, Питер отвлекался на своего единственного родного человека. Он возвращался домой, помогал тёте Мэй с домашними делам, а потом обязательно писал глупое сообщение на тот самый номер.
Следующие слова парень уже не слышал. Он видел Его.
Глупая улыбка появляется на лице, а руки сами тянутся к мужчине. Длинные пальцы нервно вздрагивают от первого, почти невесомого прикосновения, но после ладони уверенно обводят сильные плечи и скользят дальше: напряженные мышцы, напряженная шея, острый подбородок, линия напряженной нижней челюсти... А кожа теплая, нормальной температуры, и гладкая, словно Уэйд только что побрился.
Задумываясь о чем-то своем, Паркер нервно облизывает свою нижнюю губу и как будто забывает спрятать кончик языка. Или действительно забывает?
Ладонь ложится на чужую щеку, и это сейчас очень похоже на то, как слепые видят прикосновениями, узнают тех, кого помнят.
- Доброе утро, Уэйд...
Глупо звучит, правда? Зато искренне нежно. С ним можно быть собой и делать глупости, можно говорить о разном, и в ответ ты не услышишь такой частый вердикт "чокнутый".
Наличие внушительного ствола у собственного виска не смущало совершенно. Уж от чего только Паучок не регенирировал после разношерстных встреч с этим болтливым наемником: это были и пулевые ранения, и порезы от катан, также доходило до гимнастических уворотов от метательных ножей и летящих в цель гранат. Надо ли уточнять, что гранаты были совсем не бутафорскими?
Поэтому сейчас руки уверенно потянусь к чужой шее и, вместо ожидаемого удушающего приема, обхватили и притянули к себе в объятия. Пальцы медленно погладили ровную, здоровую кожу.
Яркие и не очень приятные эмоции отпустили слишком резко, и Питер всхлипнул, медленно содрогаясь в нервном смехе.
- Боже... Уэйд, я правда был...
Карие глаза медленно перевели взгляд на дуло, замершее у виска парня, затем так же медленно вернули его на лицо Пула. А точнее, встретились с его взглядом.
- Слушай, я тут итак чуть ума не лишился от такого шока с самого утра. Так что убери от моей головы эту штуковину, если не хочешь отскребать мои мозги от стены. И пола. И кровати.
Но не дожидаясь реакции наёмника, Питер резко выбил оружие из руки Уилсона, которое, отлетев в сторону и встречаясь с полом, все же выстрелило куда-то в сторону коридора.
- О мой... пфф. Я надеюсь, в коридоре никто не стоял, а то... Упс!
А вот дальше было уже самое настоящее искушение. У Пула....волосы! Они вообще ни в одной фантазии Паука не представлялись. Как же тут устоять вообще? Правильно, никак - вцепляйся и таскай за них!
Пятерня забралась в лохматую шевелюру недлинных, светлых волос, мня их от всей души, корябая короткими ногтями кожу головы, почти почесывая. Паркеру даже показалось, что еще чуть-чуть, и должно послышаться урчание, типа как у котов.
- Простишь меня? Ну, за такую резкую реакцию. Я просто даже не знал, как ты... а ты ничего так.
С комплиментами совсем плохо, да, совершенно не конек парня. Но это же Уэйд, он понимает все. И судя по всему, от смены оболочки содержимое не поменялось, и это не может не радовать.

+3

6

Голоса замолкают ровно тогда, когда в голове не остается мыслей. Их вышибает из черепной коробки в тот самый момент, когда в глазах Питера появляется искорка счастья, а улыбка трогает его губы. В нём всегда восхищало это умение улыбаться в глаза чистой ярости, живой агрессии, сцепившейся с безумием. Это либо глупость, либо доверие, но Уилсон понимал, что Паркер далеко не глуп. Дыхание норовит сбиться, но осторожное прикосновение тёплых рук словно осаживает клокочущий внутри гнев, утихомиривает обиду и заставляет смерить пыл. Жёсткий взгляд карих глаз словно проясняется: зрачки уже не расширены почти до предела, да и прищур уже не назвать напряжённо-злым. Наёмник невольно подставляется рукам, которым привык доверять: поводит плечами под лаской, наклоняет голову вбок, открывая шею, и даёт вспомнить всё, каждый изгиб и линию. Пальцы скользят по подбородку, и Дэдпул чувствует, как на него накатывает спокойствие. Спокойствие в том понимании, какое применимо к его энергичной натуре в целом. Кончик языка между приоткрытыми губами манит, и мужчина наклоняется, целуя.
- Доброе утро, Уэйд...
Это как цунами, только наоборот. Волна не идет пробивной стеной навстречу, снося всё на своём пути, а уходит прочь, оставляя не опустошенность, но лёгкость и свежесть с запахом моря. Так и гнев уходит на дно сознания, прячется куда подальше, чтобы еще долго не всплывать.
- Узнал, - проносится в мыслях, и ухмылка занимает привычное место на губах Пула. Объятия заставляют его улечься сверху. Но опустить ствол мужчина просто забыл. Слишком увлёкся всем этим романтическим моментом. И с каких пор он так падок на все эти слоумоушены? Питер всхлипнул куда-то в плечо и вроде как попытался оправдаться. Теперь отпустило. Теперь можно.
- Боже... Уэйд, я правда был...
- Был - что? Похож на Аполлона, замотанного в одеяло? Или на смущенного подростка, которого мамочка застукала за вечерним киносеансом на пару с рукой? - понизив голос, рассмеялся Уэйд в висок любовника, затем прижавшись к нему губами. Когда кожа не стянута, превратившись в один сплошной дефект, ощущения странные. Губы в трубочку можно вытянуть проще и дальше. Чертовски важное наблюдение!
Красноречивый взгляд Паркера в противоположную сторону заставил мужчину отвлечься. Очень нехотя, но что-то точно мешалось в руке. Он и забыл, что всё ещё направляет дуло в голову парня, а палец замер на курке. Наверняка, даже увлекшись, Дэдпул не спустил бы его, но лучше от греха подальше выкинуть снятый с предохранителя пистолет. У малышки нежный курок, это наёмник помнил, а еще хуже у неё дела обстоят с истеричными припадками: не так повернешь - может и пальнуть.
- Эта штуковина тебя слышит, Спайди, и если бы у нее было имя, я бы заставил тебя называть эту ревнивую сучку по имени. Для твоего же блага, - но что-то он снова заболтался, и не сдержался уже сам Питер. Удар наотмашь выбил пистолет из рук, и тот, обиженно лязгнув - < Я точно слышал в этом звуке "Убьюнахерпредатели!" > - ударился об пол, отскочил и...
Бах! Выстрел походил на звук взорвавшейся петарды, а пушка еще крутанулась на полу, словно теперь еще и отвернуться решила от горе-любовничков. Дэдпул сразу смекнул, на кого она покушалась! Так что показал ей средний палец, вообще не стремаясь рассориться с собственным оружием. Нет, он не верил в то, что у каждой такой малютки есть душа. Иначе он мог бы зваться Повелителем душ, настоящим духовным магнатом, и это возвысило бы его еще сильнее в собственном списке самых крутых парней Нью-Йорка. Но почему бы и нет? Для разрядки обстановки всякие методы сгодятся.
- Наказана! Будешь сидеть дома с тем маузером со времен второй мировой, который заклинил в прошлый раз. Пити, напомни мне больше не брать раритет, окей? - теперь,когда обе руки оказались свободны, мужчина оперся на локоть одной, а вторую пропустил под поясницу Паучка, обнимая его. - Если кто-то стоял в коридоре, то другого он и не заслуживает. Какого хера он делал в моём логове, когда я тут решал семейные трудности? Сюда вход только по приглашениям. Кстати, где твоё?
Нахально усмехаясь, Уилсон бесцеремонно опустил руку вниз и дёрнул за край одеяла, которым всё это время прикрывался парень. То, само собой, поддалось, открывая всё самое сокровенное чужим прикосновениям и взгляду, и вот теперь Дэдпул был окончательно доволен жизнью. Устроившись между ног Питера, он прижался теснее и потянулся к его губам. Извинения должны быть ощутимы! Так что от требовательного поцелуя Паучку было не отвертеться. Да он особо и не старался. Игра в мистера Неприступность у них начиналась только при свидетелях и в непроверенной местности.
На почёсывания сам Пул не отозвался так, как Спайди предполагал, но голоса в голове, очухавшись, заурчали в унисон, заставив Уилсона поморщиться и заржать одновременно.
- Эти придурки мурчат. Понюхай, у меня из ушей не воняет кошаками? Нет? А то мало ли, что они там за пати-хард устроили, пока я тут... переборщил с доводами, - фыркнув в смешке, наёмник перестал вертеть башкой, чтобы Пити понюхал, и перевернулся уже сам, устраивая супергероя с голым задом сверху. Лапы загребущие он разместил на подтянутых ягодицах и хитро прищурился, когда встретил веселый и не слишком-то возмущенный взгляд Паркера.
- Простишь меня? Ну, за такую резкую реакцию. Я просто даже не знал, как ты... а ты ничего так.
О да, комплимент внезапен, и на этот раз возразить нечего. Теперь не обозвать это лестью или фразочкой из жалости, и это даже радует - иронию такого плана Уилсон не терпел. Да и вообще... как тут можно отказать во всепрощении этому парню? Вы видели эту мордаху? Да тут только больной мудак скажет что-то против!
< Он снова это делает! Читер! >
Жёлтый, заметивший самое главное в такие моменты нарушение, не пытался говорить потише или оставаться незаметным. И если бы он был не прав, Дэдпул шикнул бы на него, заставляя оставить их с Паучком наедине. Но ведь Пити реально делал то, что не должен был.
- О нет, снова этот взгляд! Выключи режим Бэмби-уничтожителя-обидок! - Пул показательно зажмурился и отвернулся, смеясь. Тискать упругий попец он тоже не забывал. Зря что ли руки даны? - Нет проблем, детка, но тебе придется остаться еще на одну ночь, чтобы я был точно уверен, что мы все тебя простили. Кстати, это был сюрприз! Но ты отдавил мне поясницу и закопал лицом в подушки. Не проси больше завтрак в постель.
< Всё равно ты его никогда не приносишь. Кстати, его еще не тошнит от блинчиков по утрам? >
- Не тошнит, раз до сих пор не опрокинул на нас тарелку с ними. Не тошнит же? - озадаченный взгляд парня заставил Уилсона вспомнить, что голоса Паук не слышит, но пояснять наёмник не стал, просто отмахнувшись. К чёрту эти блины. Были вопросы поважнее. - Ты ведь не в курсе, почему я проснулся таким? Я ведь понятия не имею, как так вышло. И как тебе, кстати? Давай, сладкий, скажи, что в восторге и готов идти со мной под венец, если позову, и... Эй, не пугайся так, я пока не готов!

+3

7

Привычная болтовня. Слишком много и слишком часто. Теперь все хорошо, теперь все на своих местах.
- Был - что? Похож на Аполлона, замотанного в одеяло? Или на смущенного подростка, которого мамочка застукала за вечерним киносеансом на пару с рукой?
Это смешно. Нет, серьезно, Питер представил эти картины слишком ярко, и то, что всплывало в его воображении, веселило парня. Отсмеявшись, он кивнул.
- Я думаю и то, и другое, только вместо порнушки с рукой она застала своего чистого и невинного ангелочка со здоровым и взрослым мужиком, который, скорее, в отцы годится, а не... ну, ты понял. В общем, она увидела довольно откровенно-пошлую картину, и скорее всего инициативы своего чада. О да, черт возьми, ты трахаешь мою фантазию, Уэйд.
Реакция на выстрел была потрясающа. О да, наемник знал, как разрядить обстановку, хотя это происходило совершенно неосознанно. Он просто говорил то, что крутилось у него в голове. А в этой уж светлой головушке - тёмный, дремучий лес. Но все это Паркер любит. Любит эту легкость и веселье.
- Наказана!
Вот видите? И что тут скажешь? Это же смешно!
- Вообще-то... какого хрена она лежала на прикроватной тумбочке? Нет, не надо, не отвечай.
Разведя колени в стороны и давая Пулу улечься поудобней, парень устроил свои ноги на чужой заднице, обнимая мужчину и охотно отвечая на горячий поцелуй, а когда этот ленивый поединок языков и губ был приостановлен,  то выразительно уставился на Уилсона, удивленно приподнимая брови, как будто тот вообще очевидную глупость спрашивает.
- Как это "где"? В заднем кармане, конечно. Ты вчера выписал несколько пропусков. Думаю, на пару посещений этого секретного логова мне хватит.
Широкая и наглая улыбка Питера говорит лучше всяких слов. А подставленное ухо для проверки на наличие кошек и запаха от них Паркер укусил, прихватив за мочку и слегка оттянув её.
- Нет, там все в полном порядке.
- О нет, снова этот взгляд!
- Извини, извини, но я ничего такого не делаю, я просто смотрю на тебя, ну... так сказать, привыкаю к тебе такому, поэтому и выразительно смотрю... Ха-ха, нет, нет, не выразительно, просто рассматриваю.
Парень примирительно вскинул руки в примирительном жесте, мол "сдаюсь, сдаюсь".
- Нет проблем, детка, но тебе придется остаться еще на одну ночь, чтобы я был точно уверен, что мы все тебя простили. Кстати, это был сюрприз! Но ты отдавил мне поясницу и закопал лицом в подушки. Не проси больше завтрак в постель.
- Хорошо, я подумаю что с этим можно сделать, хорошо?
С каких пор Паркер стал интересоваться тем, что именно говорят голоса в голове наемника? В самом начале из странных взаимоотношений Питер не понимал, что Дэдпул говорит и, самое главное, с кем, но скоро он благополучно познакомился с двумя голосами в голове антигероя. Он знал, что имен у них не было, но в представлении Уилсона выглядят они по-разному. Один желтый, и он из двух самый дерзкий и прямолинейный, а второй - белый и он, он боле...тактичный? Наёмник еще говорил, что видит какие-то таблички в воздухе, но с тем, чтобы это осознать, было потруднее. Брюнет знал, что имеет полное право эти частые разговоры не поддерживать. Частенько Уэйд вообще не замечал, что он не встревает в такие моменты. Да и поддерживать разговор трех личностей он не мог по той простой причине, что попросту не слышал двух из них. Скоро это стало нормой, а затем Паркер начал понимать основную суть, - сам в шоке, как, - но это действительно так. Вот и сейчас: хоть вопрос был явно вырван из мысленного спора, но Паучок не только понял, о чем он, но и смог на него ответить. Точнее, в этом ему помогли.
В комнате раздалось многозначительное урчание живота, а мальчишка, немного стыдливо засмеявшись, все же ответил на вопрос. К тому же на этот вопрос, кажется, ответил не только Паркер, но и его желудок.
- Кхм... кажется, мой голодный желудок решил поддержать беседу. Нет, я люблю твои блинчики по утрам.
- Ты ведь не в курсе, почему я проснулся таким? Я ведь понятия не имею, как так вышло. И как тебе, кстати? Давай, сладкий, скажи, что в восторге и готов идти со мной под венец, если позову, и... Эй, не пугайся так, я пока не готов!
Острая пятка врезалась в ягодицу Уэйда, а Питер невинно похлопал ресницами, выразительно так глядя в лицо мужчине.
- Не неси ерунду! И, да...
Брюнет провел кончиками пальцев по лицу наемника и уже с полной серьезностью продолжил.
- Я не могу ничего сказать. Ну, ты правда симпатичный, но мне нужно время привыкнуть... Понимаешь, я ведь никогда не видел тебя таким, и мне немного... ну... немного странно.
Питер слишком привык к прежнему облику Уэйда. Наверное, было бы логично, если бы все случилось наоборот, когда парень изначально был знаком с таким Дэдпулом, пребывающим именно в таком облике, а уже потом увидел все эти увечья и дефекты кожи, отсутствие волос на теле и так далее. И вот тогда было бы не удивительно, что привыкнуть к обезображенному облику куда сложнее, а не так, как сейчас. Но, блять, Питер какой-то не правильный! Он любит касаться ненормально горячей болезной кожи Уилсона, любит уделять ей внимание, какое-то ненормально любовное. Касаться, целовать, тереться щекой, облизывать, кусать... Это как эффект от магнита, какое-то извращенное притяжение. Пул не уверен, что Паучку это нравится на самом деле, и старается избежать откровенных контактов, а вот Паркер наоборот, вопреки всякой логике, ловит кайф от этих откровенных нежностей. Также можно предположить еще один интересный вариант, который заставлял в какой-то мере сходить с ума и наслаждаться ситуацией. Представьте только. Наемник скрывает свое лицо под маской, скрывает тело за ярким костюмом, и это делает свое дело. Объясню. Это же так интимно и доверительно - открывать все только одному мальчишке, и Питер знает, что только ему позволено видеть его настоящего, касаться, целовать... и далее по списку.
А сейчас... сейчас это непривычно. И чтобы Уэйд не зацепился за его неуверенность, парень решает вернуться к волнующей, кажется, обоих теме.
- Я понятия не имею что произошло с тобой, Уэйд... И более того, у меня даже мыслей никаких на этот счёт нет. Может быть, нам стоит посоветоваться с кем-нибудь? Может, есть какая-нибудь информация у...  как насчет того, чтобы сходить туда?
Поднявшись с мужчины, поскольку тот в процессе разговоров поменялся с ним местами, Паук наклонился, поднимая с пола своё нижнее бельё.
- Но только после завтрака и душа. А если быть точнее, я иду в душ , а ты ответственный за завтрак, - расставляя акценты, брюнет на всякий случай одарил наемника его самой любимой улыбкой и пошагал в ванную комнату, да, совершенно не стесняясь своего голого, чуть покрасневшего от настойчивых тисканий зада.

+2

8

Смех парня успокаивал лучше любого транквилизатора. А вот воображение... Кажется, от Уилсона Паркер заразился пошлостью. Иначе с чего вдруг ему в голову лезут такие животрепещущие картины?
- В общем, она увидела довольно откровенно-пошлую картину, и скорее всего инициативы своего чада. О да, черт возьми, ты трахаешь мою фантазию, Уэйд.
Мужчина заржал, в красках вырисовывая всё это в своем воображении. Пока до него не дошел смысл фразы. И даже без уточнений о том, что трахал он не только фантазию. Об этом стоило промолчать. Хоть раз!
- Подожди, пупсик, ты что, только что представил себя сверху? - с наигранным удивлением уточнил он, приподняв брови. Ничего страшного в этом Дэдпул не видел, но с утреца такие откровения, которые сам он принял за кое-чьи эротические фантазии, звучали интригующе. Да, умел же этот паренек удивлять! Настоящий мужик растет!
Уточнять, почему же ствол лежал таки на тумбочке, наёмник не стал. Это же было очевидно! Пристрелить любого, кто решит ворваться посреди ночи в скромную обитель, разрешено даже по закону об охране частной собственности. А для Дэдпула это обычное дело - всадить в чью-то наглую задницу пару метко пущенных пуль. Поверил бы Паучок в то, что пистолет лежал здесь не по его душу? Конечно! Он-то знал, что у Уэйда иногда случалось обострение паранойи. Как тогда, когда за его головой приходила макака в смокинге. Или еще в паре-тройке случаев, когда целью номер один для плохих парней становился именно наёмник мирового класса. Кстати, еще одна причина такой предусмотрительности: с пушкой под рукой проще защитить от всяких озлобленных мудаков и самого Спайди. Раньше Уилсону не везло со спасением тех, кто был ему дорог, от неминуемой кончины, но он всё еще был непрошибаемым оптимистом. Не может же удача постоянно поворачиваться к нему уже давно не аппетитным задом!
Но сейчас он чувствовал себя счастливым. Смех Питера ласкает слух, его горячее тело провоцирует, а изучающий взгляд заставляет повременить с тем, чтобы перейти в наступление.
< Ему нужно привыкнуть. Ты ведь и сам это понимаешь. Нам тоже пришлось бы привыкать, если бы мы проснулись с другим человеком. >
- Ага, как с Подражательницей. Но я не хочу вспоминать, это грустная история,
- отозвался на логичные доводы Белого Дэдпул, догадавшись не произносить этого вслух. То, что было до Пити, должно было остаться где-то позади, в далеком прошлом, и не всплывать в памяти. Будто теперь всё с чистого листа. Будто та выгребная яма, в которой наёмнику приходилось плескаться раньше, на деле была бассейном, и вот теперь его вычистили, отфильтровали воду и запустили в нее ласковых рыбок. Ну, образно, конечно. Просто жизнь иногда ещё как подванивает.
- Кхм... кажется, мой голодный желудок решил поддержать беседу. Нет, я люблю твои блинчики по утрам.
Мужчина фыркнул, снова смеясь:
- О да-а-а, у тебя тоже проснулся внутренний голос, Спайди. Ну-ка, тихо...
Он замер, вслушиваясь, но повторного урчания не услышал. Даже как-то разочарованно прицокнув языком, он вновь посмотрел в глаза парня, пытаясь перевести то, что послышалось - или придумалось - ему в предыдущем словесном контакте с организмом героя Нью-Йорка.
- Кажется, он требовал пожрать. Причем немедленно. Иначе он придет ночью, перережет всю мою семью, троюродных сестер и собаку! Почему ты не говорил, что твой желудок сам не свой, когда голоден?
Только сам не свой сегодня был не только желудок Паучка. Питер всё еще разглядывал своего мужчину, и хоть и не отталкивал, пытаясь держаться на расстоянии, пока всё в голове не устаканится, но всё-таки стал чуточку серьезнее, когда об этом зашел разговор.
- Я не могу ничего сказать. Ну, ты правда симпатичный, но мне нужно время...
- Он отшил меня?! - мысленно перебил брюнета Уилсон, но Белый только вздохнул. Будь у него руки, тут был бы уместен фейспалм.
< Попробуй дослушать >
- ... привыкнуть. Понимаешь, я ведь никогда не видел тебя таким, и мне немного... ну... немного странно.
- Оу. Теперь понял, - как-то с облегчением выдохнул Пул, даже не подав виду, что ему пришлось разделить внимание между Пауком и внутренним диалогом. - Просто... начало фразы было реально как в мелодраме. Я уж думал, что там будет что-то вроде "нам нужно сделать перерыв". Ничего, ты привыкнешь. Так же, как привык ко мне без костюма и маски. Так же, как привык ко мне в смешных тапках. И даю я тебе на это... минут двадцать. Что? Это предел, детка! Ладно, шучу-шучу. Изучай меня, сколько потребуется, на этот раз это не будет доводить до психоза.
< Как в тот раз, когда мы запретили ему смотреть, как мы переодеваемся, а он всё равно обернулся? Это было жёстко. >
< Если бы он после этого решил свалить, было бы жёстче. Нам с ним повезло. Он - подарок грёбанной старушки Судьбы! >

Поначалу было действительно сложно. Тело мужчины казалось ему самому отвратительным. Он терпеть не мог зеркала, в которые приходилось заглядывать с самого утра. Он ненавидел себя за то, что был таким. А появление молодого любовника стало испытанием. Ведь оно, как принято, подразумевало тесные контакты.
Они с Паучком открыли друг другу своё настоящее лицо примерно в одно время, еще не связанные крепкими чувствами, но объединенные трепетом на уровне диафрагмы, когда оказывались слишком близко друг к другу. Наверное, Дэдпула ничто не пугало в тот момент сильнее, чем то, что его отвратительная, монструозная внешность оттолкнет Питера. Снять маску для него было равноценно шагу в пропасть, на дне которой плескалась раскаленная лава. Подцепляя края маски под испытующим взглядом юноши, он чувствовал, как трещит по швам самообладание, а в сознании разыгрывается последний день Помпеи. Кроме фразы "Нам пиздец" на языке не крутилось ни одной. Только Паркер не сбежал, не поморщился, не отвел взгляд, пытаясь скрыть неприязнь. Вместо этого он... нет, не коснулся. Он сначала попросил разрешение. Будто знал, что у Болтливого наёмника мир уходит из-под ног, сердце пытается сбежать, беспощадно проломив грудную клетку и царапаясь об осколки рёбер, а в горле пересохло, как в пустыне. Кончики пальцев Паркера, порхающие по бугристой коже, и ладонь, тепло которой Уилсон ощутил своей щекой в тот момент - то, что обжигало нервы, но распаляло что-то иное. Нормальный человек назвал бы это чувством. А Дэдпул велел голосам заткнуться и не портить момент.
Но на этот раз Уэйду казалось, что со своим волнением при пристальном разглядывании он справится. Было нереально сложно вспомнить, какой была жизнь до эксперимента, как он вёл себя раньше без всех этих шизофренических заскоков и голосов в голове, но теперь это был тот же доведенный до грани психопат, только с симпатичной мордахой. Изменись что-то в характере, это было бы скучно. Так что радуемся, детишки, пока есть возможность! Но что тому поспособствовало? Как и следовало ожидать, Спайди был не в курсе, как и сам наёмник. Хотя, предположения у него всё же были. И после того, как он озвучил их, Дэдпул крепко задумался.
- Как насчет того, чтобы сходить туда?
- А есть ли смысл? Ну, то есть, как мне заявиться туда? С вопросом "Как вы это сделали и нахера?"? Вдруг я опять скажу что-то такое, из-за чего они скинут настройки по-умолчанию? Знаешь, я ведь подумал, что это галлюцинация. Или сон. А если нет? Получается, я своей болтовней разрушу жизнь себе, тебе, а еще не смогу познакомиться с тётей Мэй и...
< Склеить цыпочек в каком-нибудь баре! >
- Да! Но это точно подождет. Если рак исчез, а меня еще не разорвало на кусочки, то мне бы не хотелось портить момент. Давай посмотрим, надолго ли этого хватит. А вечерком заедем куда-нибудь поразвлечься, м?
Выпуская Питера из объятий - ох уж это желание парня встать пораньше и сразу сбежать из постели! - Уэйд поднялся и сам. Разлеживаться не было смысла, особенно после указаний, который дал Спайди. До того, как встать с постели, у наёмника в голове проскользнула какая-то очень важная мысль, вроде того, что на день были какие-то планы, но он благополучно упустил её, засмотревшись на покрасневший от излишнего внимания зад Паркера и довольно ухмыляясь.
- Без костюма можно добавить еще десять баллов по десятибалльной шкале.
Дождавшись, пока в ванной послышится шум воды, и подсмотрев за блаженствующим под чуть теплыми струями воды Паучком, Дэдпул свалил, наконец, на кухню и уставился в недра холодильника. Когда парень стал периодически наведываться к Уэйду, его квартира преобразилась в лучшую сторону. Хлама стало поменьше, ванная не походила на корыто с помоями, а кухонные стены и потолок не покрывал зеленовато-серый грибок. В холодильнике же вместо пива и молока появилась и другая еда, а не тот фастфуд, которым питался Уилсон, ненавидящий готовить для себя. Даже чимичанга в домашних условиях производилась только тогда, когда в духовке сидел шеф-повар. Другими словами, заложник. Ну или временный раб, тут уж как больше нравится. Вот и теперь вездесущими блинчиками мужчина решил не заморачиваться. Выхватил тройку яиц с дверцы белого друга, достал бекон и, напевая "Анаконду", которая заела у него еще два дня назад, приступил к готовке. И всё было хорошо, пока из другой комнаты не завопил мобильник.
- Напоминание? Какого..? - пришлось отлучиться, чтобы глянуть, о чем там оповещает это вибрирующее, орущее не своим голосом устройство. Экранчик засиял, когда мужчина взял телефон в руки, и стало непонятно, кто выматерился громче - Уэйд или голоса. - Почему вы не напомнили? Блять! Заказ! Через полтора часа. Ооооуфак!
Злостно пнув ножку кровати и выкинув телефон куда-то в кучу постельного белья, наёмник, переругиваясь со склеротиками в своей голове, вернулся на кухню. На этот раз стоило поторопиться. Но спешка никогда до добра не доводила. Вот и сейчас...
- Блять! - одернув руку от сковородки, к которой Дэдпул приложился рукой, он даже не придал этому значения. Ожоги проходят быстрее всего, боль можно тупо проигнорировать. Так, мелкая неприятность. Это не помешало поспешно накрыть на стол - ага, закидать салфетками, красиво выложить яичницу с улыбкой из кусочков бекона на тарелку, плеснуть в стакан сок, а себе забрать подсохшую, недоеденную за вчера пиццу. Он успеет чего-нибудь перехватить по дороге, ноу проблемо. А Спайди как раз вернулся. Сразу видно по глазам, что голодный, ага.
- Садись, мон ами! Бон аппетит, кушай на здоровье, всё такое, а у меня, как оказалось, нормального перекуса не получится, как и сходить с тобой куда-нибудь вот_прям_ща. Работа, - расстроенно протараторил Уэйд и, даже не присев, оторвал кусок пиццы, а затем так, словно тот был в чём-то виноват, ожесточенно сомкнул на нем челюсти, с хрустом разгрызая сухую корочку теста. Руку всё еще жгло. Но боль растворялась в мыслях. Так и оставив кусок в зубах, он снова рванул в комнату, пытаясь поесть на ходу и отыскать в этой куче хлама свой чистый костюм. Да, собирался на работу он часто так же поспешно, как это делают проспавшие офисные клерки. Грохот сопровождался отдаленными переговорами, на пол что-то падало, один раз даже послышался выстрел - наступить на обиженный пистолет Уилсон всё-таки умудрился, и теперь пушку ждала кара пострашнее, - и вскоре наёмник даже оделся. Но вот своему привычному костюму наёмник решил изменить: теперь это был не полностью закрывающий тело спандекс, а вариант посвободнее, с открытыми руками и без маски. Зачем она? Летом жарковато для такой амуниции.
Второй кусок пиццы был стащен из коробки, когда Питер уже доел свою порцию. Мужчина неудачно перехватил его из-за спешки, и корочка прошлась прямо по ожогу, заставив Дэдпула шикнуть от боли сквозь зубы и уставиться на свою руку.
- Ну и какого хуя ты еще здесь?.. Нет, Пити, я не тебе. Что-то реген тормозит.
< У меня плохое предчувствие... >

соррян за ересь под конец, я захотел написать слишком много, да еще и спешил, но потом подумал, что это стоит запихать в следующий постец :с

+2

9

Фразу о развлечениях на предстоящий вечер Питер оставил без ответа. Ну, во-первых, он подумал, что этот вопрос предназначался одному из голосов в голове Уэйда. А во-вторых, Паркер не был любителем заваливаться по вечерам в бары для того, чтобы основательно выпить, расслабиться после тяжёлого дня, подцепить какую-нибудь шлюшку посимпатичней. А то и не одну, а сразу несколько, чтобы было повеселее. Нет, это было не для него. Он лучше погоняет преступников по большому городу - так и в тонусе остаешься, и дурацкие мысли выбиваешь из дурной головушки, ну и городу родному помогаешь. Вот аж сколько плюсов.
Стоя с закрытыми глазами под теплыми струями воды, Питер все еще думал о словах Уилсона и, сам того не замечая, улыбался. Он был рад за Дэдпула. Рад, что тот так воспрял духом и... кажется, не только духом. И он прав, ведь сейчас самое время ему поднять свою самооценку: Паркер был уверен, что теперь дамочки будут падать в обморок от его внешнего вида и убийственного обаяния... Собственно, на деле они раньше теряли сознание и падали в обморок как раз из-за этого, но теперь это будет совсем иначе.
Паркер даже посмеялся над своими мыслями и над вечным предназначением наемника - загонять представительниц прекрасной половины человечества в аут.
Заходить на кухню Паучок не торопился. Он остановился в зале, напротив дверного проёма, чтобы видеть мужчину, заканчивающего последние приготовления к трапезе, и медленно скользнул внимательным взглядом по телу Дэдпула. Было слишком непривычно видеть его таким, но недавно стихнувший восторг всё равно просыпался где-то в глубине души. И все-таки это было странно. Какая-то еще не пойманная мысль не давала Паркеру покоя. Слишком уж всё внезапно и просто, а подарки судьбы такими щедрыми не бывают. А если быть точнее - это было подозрительно. Ну не могла же это быть регенерация! Раньше единственное, с чем она не справлялась, был рак, а теперь вдруг... Если, конечно, навык не повысился каким-то волшебным образом. Но, блять, куда уж выше-то!? Не каждый, знаете ли, придет к тебе посреди ночи обезглавленным и, пуская хилый фонтанчик крови, протянет корявую записочку, явно написанную вслепую, со словами "Найди меня"  и с таким же корявым рисунком потерянной головы. Это вообще просто за гранью все разумного, как казалось самому Питеру. И тем не менее, прирастить обратно голову или конечность - да без проблем! А вот вылечить рак...
Пройдя на кухню, парень уселся на место, где его уже ждала тарелка со вкусно пахнущим завтраком, и тут же принялся за еду. Однако, услышав о "работе", еле проглотил кусок бекона.
- Что? Ты не можешь так просто по заказу убивать людей, Уэйд! Какая разница, чем они занимаются? Разве не достаточно просто поймать и, обезвредив, сдать стражам правопорядка?
Оставив вилку в тарелке, парень подскочил со своего места, упрямо направляясь за наемником и собираясь канючить и отвлекать того всеми возможными и невозможными способами.
- Ну и какого хуя ты еще здесь?.. Нет, Пити, я не тебе. Что-то реген тормозит. 
- Что? Дай посмотреть.
Приблизившись к мужчине, Паркер перехватил его пострадавшую руку и поднял повыше, внимательно разглядывая запястье и место с содранным ожогом. Выглядело не слишком-то успокаивающе.
- Да ладно?.. - он не слишком осторожно надавил пальцами на края от раны, или даже чуть подальше от нее, наблюдая, как скапливается кровь, а сам Уилсон шипит от явно чувствовавшихся неприятных ощущений.
- Погоди, тут что-то не так...
Питер медленно притянул Дэдпула за шею к себе, заставляя того наклониться. Мягкие губы прошлись от края ключицы к основанию шеи, легкий поцелуй-укус - и вот оно, старательно оставленное багровое пятнышко засоса.
- Слушай... - парень, отстранившись, не смог сдержать ехидную улыбку, наблюдая за тем, как пятно и не думало исчезать. Обычно на коже наёмника они дольше пары секунд не задерживались. Но сейчас другое дело.
- Засос не проходит, Уэйд... У тебя нет регенерации. Ты вообще понимаешь, что это значит? Это значит, что ты точно не можешь идти на свою так называемую "работу". У тебя же инстинкт самосохранения отсутствует напрочь! Ты даже не уворачиваешься от пуль и ударов.
А мысленно Питер просто ликовал, ибо появлялась надежда, что хоть это отвлечет его от убийств гражданских. Хотя, тот факт, что регенирирующий фактор перестал вдруг работать или вообще окончательно исчез, являлся проблемой. Паркер на самом деле не находил себе места и сильно переживал всякий раз, когда этого невыносимого долбоеба "убивали". И знаете, это реально тяжело. Ты ходишь туда-сюда или вовсе сидишь около неподвижного, бездыханного тела и ждешь... ждешь этого гребанного хриплого первого вздоха. Пит знает, что такое потеря: его родной дядя умер на его глазах,  а после Гвен... Он совершенно не желал больше повторения этого, не хотел больше чувствовать вину и боль потери. И вот прямо сейчас ему становится страшно, действительно страшно за Уилсона...

+2

10

< О нет, только не это... >
< Опять он за своё. Мы же не говорим ему прекратить спасать неблагодарных людишек за бесплатно!>

Дэдпул закатил глаза, вымученно вздыхая и в притворном отчаянии опуская плечи. Но от таких разговоров реально начинала болеть голова! Сколько раз они уже это обсуждали? Два? Три? Десять? Или это уже двадцатый? Этой части разговора обычно приходилось избегать. Паркер был героем, хорошим парнем и законченным моралистом, готовым закатать наёмника в паутинный кокон, лишь бы не дать ему прикончить какого-нибудь злобного дядьку, за которого отвалят прилично деньжат.
- Могу. Плевать, чем занимаются, тут ты прав. Нет, не достаточно. Высказался? Всё, баста, Пити! Ты же знаешь, чем заканчиваются эти бла-бла-бла, - спорить не было смысла, так что Уэйд развернулся на 180 и ускорился, направляясь к спальне. "Разговор окончен, обсуждению не подлежит," - говорила его спина. Но это не было окончанием разговора, даже надеяться не стоило, и затылком мужчина уже чувствовал прожигающий взгляд Паучка. Как раз после того, как услышал звук резко отодвигаемого стула. Умел же этот парень включать упёртость!
- Что, уже готов сцапать меня в свои паучьи сети?
Паук прекрасно понимал, что за задержанного преступника не платят. Платят только за того, чья башка после затяжного полёта поцелуется с полом, соберет лицом алую лужицу, растекающуюся от обезглавленного тела, и останется на веселеньком фото в смартфоне Дэдпула, которое потом попадет в руки заказчика. Или за того, кто станет очередным рекордсменом недели по количеству пойманных толстым пузиком пуль. И за призёров шоу "Пораскинь мозгами!". А самое смешное - о да, этот момент самый классный! - жертва Дэдпула могла быть и из хороших парней. Сильных мира сия типа Мстителей заказывать никто не решался, но вот всяких добрых самаритян - случалось.
Но вот потом, когда Уилсон уже вернулся на кухню вместе с Питером, который "хвостиком" следовал за ним, пытаясь достучаться до совести, моральных принципов и чего-то там еще, как это делали гринписовцы, весь кайф от ситуации попытался свалить под шумок. Ожог всё ещё болел.
- Что? Дай посмотреть. - Паук быстро оказался рядом, ловко перехватив руку наёмника, а отобрать её обратно не дал, уже принявшись увлеченно рассматривать ранку и давить то так, то эдак, словно его забавлял вид обожжённой плоти. Дэдпул невольно зашипел сквозь зубы, коротко, но совсем не незаметно. Мог бы и притвориться! Тогда не прокрались бы в голову Питера смутные подозрения, не лишенные смысла. - Да ладно?..
- Эй, всё, полюбовались и хватит. Верни конечность, маленький фетишист! - Уэйд уже во второй раз попытался высвободиться из цепких рук Питера, но тот только сжал предплечье сильнее, даже ухом не поведя.
- Погоди, тут что-то не так...
- Ты случаем по гуро не тащишься? Если будешь её так тискать, она точно будет заживать дольше. Оу... Спайди?.. Не знал, что тебя так ожоги заводят. Хочешь, прыгну в огонь?
Тёплые губы Питера вышибали мозги похлеще двустволки, хоть и не буквально. Вот и сейчас из головы едва не вылетели все мысли, когда поцелуй, предназначавшийся шее наёмника, обжёг кожу, а лёгкая боль лизнула то место, куда пришелся укус и багровая отметина засоса. Руки Дэдпула легли на талию Паучка, притягивая того ближе. А чего нет-то? Зачем спешить, когда открываются потаенные страсти героя Нью-Йорка? Но ехидная улыбочка того заставила Уилсона замереть, передумав тянуться за поцелуем, и вопросительно вскинуть бровь.
- Слушай...
< Ему понравилась идея с прыжком в огонь! >
- Не бойся, я всё пойму, у каждого своя фишка... - увлеченный этой рандомной мыслью начал было Пул, но парень остановил его взглядом, не позволяя перебивать и дальше. Кажется, у него было важное заявление. Так что непонимание на лице мужчины сменилось на вопросительное выжидание.
- Засос не проходит, Уэйд... У тебя нет регенерации. Ты вообще понимаешь, что это значит?
Дэдпул неопределенно пожал плечами, пустив во взгляд ударную дозу вопроса. Теперь он был просто мега-вопрошающим!
- Это значит, что ты точно не можешь идти на свою так называемую "работу". У тебя же инстинкт самосохранения отсутствует напрочь! Ты даже не уворачиваешься от пуль и ударов.
< А он прав. Это всё осложнит. Мы не помним, когда ты был осторожен в последний раз. >
Уилсон нахмурился. Потом уставился куда-то сквозь Паркера, о чём-то крепко задумавшись, но на самом деле вступая во внутренний диалог с голосами. Что, по сути, было одно и то же. Теперь всё вставало на свои места. Понятно, почему его не разорвало на кусочки и бесследно пропало уродство. Регенерирующий фактор тесно взаимодействовал с раковыми клетками, а значит, что пропади одно - пропадет и другое! Да, это было херово. Даже слишком херово!
- Стоп! Нет регенерации? Эй, вдруг ты ошибся? Может, она стала слегка медленнее? Глянь еще раз, может прошло? - шумно сглотнув, блондин наклонил голову, демонстрируя место с красующимся на нём пятнышком засоса. Голос панически дрогнул. - Нет? Твою ж...
Уилсон нервно провёл пятерней по коротким волосам - да, своим, родненьким - и отпустил Спайди. А затем, развернув его, подтолкнул в сторону зала. Весь вид наёмника говорил о том, что на него напала растерянность... Ну да, у того, кто привык воскресать из мертвых всякий раз, когда его убивают, при таком заявлении вообще мир из-под ног бы ушел.
- И что теперь? Надолго оно?.. - бла-бла-бла. Он говорил уже не так быстро, завлекая Паучка в спальню. И уже сам не вникал в то, что отвечал, давая размышлять вслух такому интеллектуально одаренному любовнику. Такая потеря потерь сближает. Питер наверняка со всей своей наивностью думает, что отвлечь Уилсона разговорами и утешением - лучший вариант. И он делает единственный промах, которого хватает Дэдпулу: парень садится на кровать, ближе к подушкам, и Уэйд делает один единственный рывок, чтобы повалить брюнета на постель. Но нет, это не жажда утренней дозы кайфа в знак утешения. Щелчок - ох, зря малыш-Спайди не обратил внимание на то, как рука наёмника потянулась к подсумку, - и наручники сомкнулись на запястье Паука, вторым браслетом цепляясь за стальную перекладину кроватной спинки. Блондин же вскинулся, быстро отходя подальше, чтобы не угодить в новый захват оставшихся на свободе конечностей паренька.
Если Паучок думал, что отсутствие регенерации вразумит наёмника или загонит его в состояние паники и боязни собственной уязвимости, то он ошибался.
- Прости, малыш, но я не могу взять отгул даже по болезни, - он не стал ждать, пока Спайди освободится. Напротив, начал торопливо загребать с полок с оружием всё то, что могло пригодиться. Учитывая обстоятельства, само собой. А в том, что Паучок скоро будет на свободе, он и не думал сомневаться. Этот парень мог и машины в полете ловить! Хорошо, что эти браслеты на его лапках были специальные, укрепленные. Как раз для таких случаев. - Я не подставляю заказчиков. Ну, только тех, кто подставляет меня или не хочет платить. Именно поэтому меня уважают. К тому же, предоплата уже получена. Сам понимаешь... Тшшш, ничего не говори. Хотя нет, скажи: АК или М-16? Ладно, не важно.
Распихав вооружение по обоймам и крепежам, затянув ремни и закончив последние приготовления, Дэдпул наспех выставил дальние координаты на телепортационном устройстве. Если он не успеет сейчас, то не успеет вообще... Треск металла звучал ненадёжно. Уилсон кинул последний взгляд на своего красавца и ухмыльнулся одним уголком губ. Не насмешливо, нет. Просто Пити умилял его в такие моменты.
- Не могу поцеловать тебя перед уходом, сладкий, но, думаю, ты не обидишься? - воздушный поцелуй всё же был отправлен Паркеру, а наёмник напоследок еще и подмигнул. - К вечеру вернусь, не скучай!
Воздух подернулся, замерцал, и в следующий миг Дэдпул с негромким хлопком исчез.
Мораль. Никогда не собирайтесь впопыхах. Делайте это основательно, чтобы не забывать свой рабочий смартфон, к которому обычно запрещаете даже притрагиваться, в ворохе простыней.

+2

11

Поверил ли Питер в то, что его коварный план сработает? Да, признаться, он рассчитывал на это, но, как выяснилось, зря. Холодный металл обжег запястье парня, так отчетливо контрастируя с жаром тела сверху. Брюнет даже на секунду подумал об очередной странной ролевой игре, которыми была наполнена их такая нестандартная жизнь. Ошибка. Опять.
- Говнюк!
Лязг металла неприятно резанул слух, еще один рывок рукой, и... И ничего. Длинные пальцы свободной руки обхватили скованное запястье, с силой дергая прочную цепь, но та не думала поддаваться. Кажется, это займет немного больше времени, чем хотелось бы.
С деланным спокойствием парень разлегся на постели, сложив руки в недокрест на своей груди, зло и обиженно следя за движениями наемника. Посылая волны уничтожающего раздражения, он надеялся поразить Дэдпула одним взглядом. Ну или хотя бы наслать на него череду нелепых неудач в виде "споткнулся, упал, запутался в собственном костюме". А как максимум, лучше бы это был паралич всего тела, чтобы чертов наемник уже не двигался и стоял там, где стоит.
- Тшшш, ничего не говори. Хотя нет, скажи: АК или М-16?
- Что?! Ах ТЫ...!!!
А ведь даже о таком привычном пожелании "Сдохни, Уилсон!" сейчас Питер и подумать боялся, не то чтобы произнести вслух. Кто бы там что не говорил, а Паркер всегда переживал за этого бессмертного пиздюка, хотя и стоило бы уже привыкнуть к тому, что убивали это недоразумение почти на каждом задании. И вот сейчас, кажетсяЮ пришло время не просто волноваться, а паниковать!
Звонкий лязг металла и... и снова ничего.
- Вот же гад! - сердито наблюдая за посылами в свой адрес воздушных поцелуев, Паркер всё еще пропускал мимо ушей всю ненужную болтовню наемника, которая явно ничем не поможет, но лишнего слова вставить так и не даст. И все же, разглагольствовал Пул недолго. Глухой хлопок, и парень остался в комнате совсем один.
Питер еще пару раз потянул рукой в попытке оборвать металлическое кольцо наручников, но результат оставался тем же. Он медленно сполз на подушки, растянувшись на кровати и уставившись в неведомые узоры микроскопических трещин на потолке комнаты. Юный герой выглядел обиженным ребенком, которого не взяли с собой в крайне увлекательное место, а оставили скучать дома. И правда... давно ли Паркер стал подростком?
Искать наемника было бесполезно, тем более раз уж тот воспользовался телепортацией. Это означало только одно: либо он очень опаздывает, либо человек, которого заказали, находился не в этом городе, а может, даже и не в этой стране. Тяжело вздохнув, Питер погряз в своих мыслях. И он даже не сразу заметил, что в кровати что-то вибрирует. Когда же до него дошло, что это, мальчишка практически зарылся в одеяло в поисках мобильного устройства... ну, насколько позволяла вытянутая рука.
Кто сказал что супергерои не фейлят? Прямое доказательство - вот оно! Обшарив траходром всю эту огромную кровать, Питер обнаружил телефон на самом краю. Свободной рукой парень ну никак до него бы не дотянулся, а вот ногой... Готовясь мысленно возблагодарить свою гибкость и все к ней прилагающееся, он уже подобрался максимально к своей цели, и вот он, сладкий вкус победы, если бы не... Если бы только горе-герой не спихнул ногой смартфон с кровати совсем.
- ВОТ ДЬЯВОЛ!
Злобный взгляд карих глаз уперся в металлическое кольцо наручников, как будто это они во всем виноваты. Но ведь это и были они! Зато эта же самая злость помогла, наконец, освободить своё запястье от оков. Правда, в процессе пришлось упереться ногами в стенку у изголовья кровати, а свободной рукой обхватить ту, что была прикована, и тянуть изо всех сил, чтоб уж наверняка. И, наверное, не стоит рассказывать о том, чем это закончилось, когда металлический ободок наконец обломился?
Поднимаясь с пола, с довольной , даже победоносной улыбкой, Паркер только что освобожденной рукой снимал блокировку с мобильника, а второй растирал покрасневшее запястье.
Это было смс от заказчика. Дэдпул не отписался о том, что приступил к заданию, и тот, видимо, то ли нервничал, то ли злился. Предыдущие сообщения смогли дать точную информацию о местоположении и личности жертвы.
О, слава Богу, они в этом городе!
Кинув телефон обратно на кровать, Паркер стал носиться по комнате, отыскивая части своего костюма в самых неожиданных местах, параллельно освежая в своей памяти то, как именно они туда попали. Наконец, натянув на своё раскрасневшееся то ли от беготни, то ли от воспоминаний лицо последнюю часть костюма - маску - и на всякий случай прихватив телефон Уэйда с собой, парень выпрыгнул из окна, тут же выпуская паутину и цепляясь за стены высоток и крыши домов поменьше, и помчался на северную окраину города, к старому, заброшенному складу. Ну или просто замаскированному под заброшенный. Питер мысленно надеялся, что Дэдпул не атаковал сразу в лоб или хотя бы додумался не ловить собой пули ...
Только бы успеть. Конечно, помочь... я не смогу ему помочь, но прикрыть... проследить, чтобы никто не умер, пожалуй, сложно, но возможно.

+2

12

Где-то вдалеке рьяно громыхнуло. Ну, это для Паучка "вдалеке" - для Уилсона это был самый эпицентр событий! Дыма было маловато, но один компактный взрывпакет, заботливо утрамбованный и прихваченный с собой, не просто проделал дыру в железной двери, ведущей в недра склада, но и вынес кусок стены вместе с дверным косяком. Теперь в такую арку смог бы протиснуться даже Халк, и не пришлось бы играть в лимбо. А для наёмника тем временем открылся проход в подвал, где и таилось всё самое интересное, нелегальное и потенциально полезное.
На деле это был один огромный бункер, припрятанный под складскими помещениями где-то на окраине Нью-Йорка. Сделанный немного халтурно, без укреплений каменной кладки, без арматуры и иных попыток обезопасить основной вход в подземный недомуравейник, если тот, кто сюда заявится, грешит использованием взрывчатки. Цель - один патлатый наркоторговец, длинный, нескладный, с редкими усиками над верхней губой, типичный французишка, тощий и картавящий. Методы - любые сподручные.
Судя по тому, как спешно погружали последние контейнеры с чудо-веществами в грузовики возле входа, вся эта братия надеялась слинять отсюда, да поскорее. И как же они были обескуражены, когда на огонек заглянул парень в красно-черном костюме! Даже заорать не успели, когда автоматные очереди изрешетили беззащитные тела. А дальше всё было по списку - взрыв, проникновение на нижний ярус, перестрелка с охраной, не такой уж, кстати, и скудной - парни выглядывали из укрытий и тщетно старались попасть, а Уэйд даже удачно (!) уворачивался от пуль, свистящих то рядом с ухом, то с многострадальной задницей.
И. Это. Бесило.
- Я трачу слишком дохуя времени на эту матрицу! - прорычал Дэдпул негодующе, в очередной раз метнувшись за выступ, которому удалось уцелеть. И быстро, очень быстро, отправил в гордый полет кругленькую симпатичную гранату с двухцветным смайликом не ней. А на взрыв настоящий мужчина не смотрит, ага. Особенно когда во все стороны от того места, где рвануло, разлетелось каменное крошево, кровь и чьи-то внутренности. Зато было время на перезарядку. От-лич-нень-ко!~
< Это лучше, чем сдохнуть на первой же волне. >
- Сдохнуть? Да я на харде проходил!
< С читами. >
- Заткнись! - часть фразы, состоящей из одного только слова, еще и оборвалась, потому что за собственным трёпом Пул едва успел заметить прокрадывающегося сбоку противника со стволом наготове. Нет, не тем, что в штанах, хоть такая картина озадачила бы наёмника куда посильнее. И у парня было бы так много шансов! Когда внезапно начинаешь ржать, то вроде как в паралич попадаешь, временный, коротенький, как не_будем_говорить_у_кого, и у него было бы время прицелиться. Но нет, ствол не тот, фишка не схвачена, и Уилсону требуется всего доля секунды, чтобы выпустить пару пуль в худосочную тушку серого болванчика. Таких тут с пару десятков, безликие, отчаянные... За кого гробятся - хер пойми, и не зря наемник считал их запрограммированным мусором, методично нарезая на рандомные кусочки, вопя как Тарзан индейского происхождения. В ближнем бою времени на подумать у несчастных оставалось еще меньше. Да и херово это выходит, когда только что твоя рука с пушкой отлетела под единственную уцелевшую ногу парню, с которым вы совсем недавно жрали дешевые бич-пакеты между смен, а тот чувак, что вечно тебя подкалывал, теперь смог похвастаться своим богато-алым внутренним миром. Даже сейчас он круче тебя, обсосок! Для Кровавого Психопата же время словно замедлилось - обоюдоострые лезвия проходят по бешеным, невообразимым траекториям, едва не царапая стены узкого коридора и превращая его в жерло кровавой мясорубки. А в тот момент, когда один из мечей завяз в брюшине очередного болванчика и рука оказалась на несколько секунд абсолютно свободной, стоило только рукоять выпустить, Дэдпул сорвал с пояса пару гранаток, каким-то безумным движением пальцев лишив чеки их обе и бросив под ноги впереди бегущим.
Не рассчитал. Одна из них подкатилась ближе к нему самому, и если бы не помирающий щит в виде обмякшего тела, то все это закончилось похуже. А так его просто откинуло, вместе с трупом, который повалился сверху, не давая вытащить из него лезвие катаны. И судя по громкому "Ауч!", поясница тоже пострадала. Вот оно, возвращение чувствительности к боли. Размениваться по таким мелочам!
- Эй, мачо, у меня болит голова, - театрально возмутился мужчина, почуяв, как всё это неприлично со стороны выглядит, а снизу подогревает лужа чужой крови, жаждущая перепачкать его костюм с ног до головы. Обнимашки с мертвяком в его планы сегодня не входили, серьезно!  - А еще я не хочу при свете. Да чё ты такой тяжелый? Парни, вас тут случаем не кормит такая страшная старуха, живущая в домике из сладостей?
Но помимо того, что положение было пошлым, оно было еще и невыгодным - Уилсон замешкался, пытаясь стряхнуть с себя стокилограммовую тушу. А промедления могут стоить жизни. Приподняв башку и оторвавшись лопатками от пола, чтобы глянуть, кто там избежал праведной кары в виде размозжения гранатой по всему коридору, Дэдпул увидел, как противник наступает. Трое? Да, один вон за углом прячется, памперсы меняет. Наёмник успел разве что ПП вытащить из-под тёплой туши мужичка сверху и выпалить в одного из наступавших, но истеричный голос Жёлтого, скрежетом раздавшийся в башке, подбавил паники:
< Не успеваем! >
Да, только в сраных мультиках на главного героя болванчики нападают по очереди. В реальной жизни никто не станет ждать, пока его прикончат.

+2


Вы здесь » Crossover: The World Is Not Enough » - обитель зла » Решаю проблемы по мере их... бл#, че делать, че делать?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC