Crossover: The World Is Not Enough

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



50 shades

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

50 shades of relationships at work

http://sf.uploads.ru/jPsUr.gif
http://sf.uploads.ru/VntjI.gif
http://sf.uploads.ru/SJ7nf.gif
http://sf.uploads.ru/HbYfW.gif
http://sf.uploads.ru/41ejY.gif
http://sf.uploads.ru/vo38p.gif
http://sf.uploads.ru/OabP5.gif

Место действия:
Один из параллельных миров.
Время:
2008 год.

Фандом:
Supernatural | 50 shades of grey.
Участники:
Dean (Winchester) Smith,
Sam (Winchester) Wesson.

Описание: - Мы раньше не встречались?
- Не думаю.
- ..Нет, все же ты выглядишь очень знакомым...
- Прибереги эти подкаты для девчонок, приятель.

Предупреждение: Игроки опасны, игроки полностью отдают себе отчет в действиях, хотя находятся в не совсем трезвом уме, игрокам уже не помочь. Впечатлительным, беременным, динокасовцам, а так же тем, кто не принимает гомосексуальные отношения, вход воспрещен ради их же блага.
Спасение людей, семейный бизнес, сами понимаете.

+3

2

Chapter 1. Over the Knees*


Этот понедельник мало чем отличался от всех остальных в последние два с половиной-три года. И, пожалуй, Дину Смиту это нравилось. Когда тебе за тридцать, пора юношеского максимализма миновала, все самое интересное испробовано, из всех переделок ты вышел живым и почти из всех - невредимым, тяга к комфорту и стабильности вполне естественна. Свою работу он выбрал именно поэтому, именно поэтому не стремился к дальнейшему карьерному росту. Три года на одном месте и ни одного мало-мальски значительного промаха – хороший показатель, и ему предлагали повышение. Но пока перспектива избавиться от остатков свободного времени ради нескольких лишних тысяч – ладно, десятков тысяч - в год его не слишком занимала. Может быть, еще года через два, когда он будет готов, или когда потребности сделают неизбежный скачок на новый уровень, и дополнительные нули в зарплате из блажи превратятся в необходимость. А пока его все устраивало: директор по рекламе и маркетингу в крупной корпорации, не формально, но фактически являющейся почти монополистом в своей области, - уже больше, чем он планировал к тридцати годам.
На минуту Дин задался вопросом, с какой стати его потянуло на анализ достижений. Нет, дела обстоят именно так, как он думал, но почему сейчас, по дороге на работу, в понедельник утром, когда на действие алкоголя-то не спишешь? Впрочем, он и пьет крайне редко, вредно для здоровья. Не конкретно его здоровья, за своим он следит, но вот как раз потому что следит, еще когда двадцать восемь стукнуло от алкоголя отказался почти полностью. Кризис среднего возраста? Нет, не слышал. Хотя, слышал, конечно, но этим и ограничилось. До сих пор от проблемы, столь широко освещенной в тематической прессе, удавалось элегантно уходить: стоило напомнить себе, что он преуспел во всем, к чему когда-либо стремился. Разве что семьи не завел в карьерной гонке, но здесь ответ скрывался уже в самой формулировке проблемы: работа - показатель успешности и эффективной самореализации для него всегда была важнее эфемерного понятия «дом», а для продолжения семейной линии двух младших братьев, Адама и Джо, куда более преуспевших на поприще размножения и куда менее – в плане всех прочих достижений, вполне хватало. У самого же Дина понятие «семья» вызывало неизбежные ассоциации с воскресными (поначалу, а потом и только праздничными) обедами, и традиционными ежемесячными чеками, что отправляла его секретарша по хорошо ей знакомым адресам. Чеки и обеды, пара телефонных разговоров с матерью в месяц – дежурные вопросы, предсказуемые ответы – Дин считал, что обязанности перед семьей он исполняет исправно. А идти дальше и следовать примеру родителей абсолютно не хотелось. Сказывалось счастливое детство в обществе младших братьев, навсегда отбивших любовь к детям и научивших ценить драгоценные минуты уединения куда больше чужой заботы и так называемой «теплоты». Забота, теплота – все это так же хорошо как и абстрактно. А вот возможность выбирать, провести вечер и часть ночи в приятной компании или засесть в джакузи с книгой на час, возможность потакать любым своим прихотям без оглядки на то, что скажут на это другие, совершенно реальна.
Вот именно. Значит все так, как нужно. Приятно в очередной раз прийти к осознанию того, что в твоей жизни все именно так, как тебе хочется, и в прошлом на каждой развилке ты выбирал правильную дорогу. Дин нажал кнопку вызова лифта, на табло над дверями мигнула цифра «21», и свет привычно заскользил по ряду окошек справа налево. Ждать пришлось недолго, и, к своему удовольствию, Смит заметил, что толпа за время ожидания собралась не такая и большая. Час пик начнется примерно через тридцать минут, и вот тогда, еще на полчаса в кабине будет тошно, тесно и ароматно. Но к тому времени, Дин уже будет просматривать список дел на сегодня, подготовленный с вечера секретаршей.
Лифт, наконец, остановился и оказался совершенно пустым. Дин окинул взглядом присутствующих – женщина-курьер с эмблемой службы доставки, двое в строгих и относительно недорогих костюмах – судя по выправке – безопасники, и какой-то парень в желтой футболке техподдержки. "А этот-то что так рано, у них же в десять пересменка?" Да, черт его. Может, забыл что, или накосячил, хочет замести следы, пока начальство не явилось. Или тоже не любит ездить в переполненном лифте. Хотя, наверное, в таком случае, они бы встречались раньше? Ну, а вдруг его взяли недавно? Там текучка такая, что только держись, работа-то королевская. Не важно. А важно, что выходить всем присутствующим явно раньше, чем ему, а значит лучше всего занять место у дальней стенки лифта. Дин так и поступил, а когда двери закрылись, меланхолично уставился в спину одному из безопасников, подсчитывая количество усеивавших черную ткань пиджака рыжих шерстинок – у парня явно жил дома кот. И в коте явно не чаяли души, раз позволяли сидеть на рабочем костюме.

*

*Разогрев (OTK, Over the Knees) — это воздействие легкой степени, которое позволяет подготовить кожу (разогреть) для дальнейшего воздействия, более сильного. [...] С помощью разогрева увеличивается приток крови к месту воздействия. В результате повышается эластичность кожи и мышц, выделяются эндорфины. (с)

Отредактировано Dean Winchester (2015-01-23 13:17:05)

+1

3

Рассылка по почте - саме ужасное изобретение человечества, не считая социальных сетей.
Сэм Вессон (26 полных лет, Телец, не курит, редко пьет, скромен, не очень успешен, мягок в общении и уступчив в быту) неловко переминался с ноги на ногу, всей правой ощущая назойливую вибрацию телефона. "Вам новое сообщение от Ванессы Джефферсон", оповещал он. "Услуги лучшей юридической фирмы в Мидтауне" - трезвонил он. "Увеличьте размер своего пен..."
Сэм, достаточно дружелюбный от природы, ненавидел эту чепуху. И прилипчивую Ванессу тоже. Он же ясно сказал ей в тот раз - он гей, у него постоянный партнер и нет, он уверен, что настоящая женщина его не перевоспитает. Господи, как вообще можно относиться к чужому сознательному выбору с такой легкостью? Сэм шел в этому признанию долгих двадцать лет шесть месяцев и десять дней, а эта "настоящая женщина" вдруг решила, что его можно "перевоспитать". Еще сказала бы "выдрессировать" или "выбить дурь", а что? Может, это еще и лечится?
Отвратительные люди.
В утро этого понедельника Сэм ненавидел мир и окружающих еще больше, чем обычно. Точнее, вел себя особенно тихо, ни с кем не встречался взглядами, вежливо улыбался и тут же ускользал прочь, чтобы не выдать себя мрачным взглядом и перекошенной челюстью. Друзей по работе (между прочим, ужасно скучной, но необходимой для выживания и хоть какого-то успокоения матери) у него особо не было - так, пару знакомых, с которыми можно пропустить стаканчик-другой, когда особенно хреново на душе, бойкая Мэлани с третьего отдела, забросившая попытки соблазнить его на третий день, прижав к стенке и выдавив признание, но оставшись при этом хорошей подругой и собеседницей, и Том, немного сверхактивный, немного сверхпозитивный, а оттого немного раздражающий чувак, сидевший слева от него в офисе. Впрочем, они достаточно хорошо с ним ладили.
Телефон в кармане снова завибрировал и Сэм, неслышно вздохнув, полез за ним в карман, случайно задев какого-то опрятного мужчину в строгом костюме - может, шишка какая-то, а может, и обычный клерк, тихо извинился и достал многострадальный гаджет. Так и есть, Том, но этот соня раньше времени никогда не припирается, а тут, надо же, пришел и теперь наяривал смсками: "Где ты?", "Мне скучно", "Чувак тут совершенно никого даже толстушка Лорен не пришла", "Сэм ты спишь или что у нас работа".
Да, гиперактивным людям всегда начхать на пунктуацию и грамматику. Зачем? В жизни ведь так много всего, что проскользнет мимо, если ты потратишь время на запятую!
Все это напоминало ему о Дэниеле, но это, вообще-то, было последним, что он хотел вспоминать. Достаточно. Может, черт возьми, Ванесса права? Может, его и правда нужно лечить, раз даже этот мудак посмел его бр...
Девушка в курьерской форме - для Сэма все женщины по умолчанию были именно девушками, даже 70-ти летние старушки, - зашевелилась выходить - какой это вообще этаж? Ему пора сосредоточиться на реальной жизни, давно пора. Но, спасибо ей, она заставила его очнуться от транса и помотать головой по сторонам. В лифте остались он, двое "костюмов", одного из которых он задел, и какой-то лощеный хлыщ, рядом с которым те двое сразу становились серыми невзрачными мышками. На вкус Сэма, он был даже... слишком холеный, одет с иголочки, волосы - гель, наверняка, небось еще губы блеском мажет и ресницы завивает, а потом врет, что от природы такие. Но было в нем что-то такое... что-то... неуловимо цепляло взгляд и заставляло хмуриться. Да что же такое...
Когда лифт остановился, Сэм понадеялся, что все выйдут и дадут ему проехать оставшиеся этажи в одиночестве, но Бог не услышал его молитвы (в очередной раз, но Вессон не сдавался) и вышли только те двое. Быстро, словно жертвы из лап хищника. От этого "денди", что ли?
Сэм снова бросил хмурый взгляд на стоявшего рядом и окончательно задумался. Нет, видел же, и то, что они работают в одной компании... наверное, в одной, хоть и является достаточной причиной, но тут что-то другое. Не то чтобы у него была хорошая память на лица, но в этом четком профиле, немного рыжеватых - точно, рыжеватых, - ресницах и поджатых губах было что-то неуловимо знакомое. Ближе, чем случайный сосед по лифту.
- Слушай, я тебя откуда-то знаю? - не выдержал Сэм, сам поражаясь собственной смелости. Время перемен, да? - Ты... твое лицо, оно очень знакомое. "Отлично, Сэм. Спроси еще так: а ты случайно не гей и не бываешь в "Глубоком омуте"? Да, страное название, но достаточно популярное... Нет, ты не гей? Нет, не то чтобы ты были похож, хотя эта прическа и лицо, честно, чувак, ты выглядишь как гей, так что, точно нет? Потому что я гей, и это единственное место, где мы бы могли встречаться вне работы, а твое лицо мне правда очень знакомо, так что?"

Отредактировано Sam Winchester (2015-01-23 02:14:31)

+1

4

Вообще-то Дин довольно терпеливо относился к толкучке в лифте. В рот не лезут, на шею не садятся, уже спасибо. Ну а если еще и ноги не оттопчут - утро однозначно задалось. Но шило в заднице паренька из техподдержки - этажу к тридцатому они остались в лифте вдвоем - явно было не одиноко. За несколько минут подъема он успел двадцать раз переступить с ноги на ногу, вынуть из кармана и засунуть обратно облупленный мобильник, толкнуть по разу каждого в просторном лифте, и возвести к предполагаемому небу выразительные, как у бассет-хаунда, глаза.
Еще через пару этажей Дин признался себе, что раздражен. Должно же быть у людей какое-то представление о правилах поведения в общественных местах. И минимальное уважение к чужому личному пространству. Хотя о чем это он? Какое может быть уважение к личному пространству у человека, работающего в муравейнике, состоящем из клетушек метр на метр, вмещающих стул, стол, допотопный компьютер и стаканчик с карандашами. Ну и собственно само тело. Которое, кстати, не факт, что в той клетушке поместится. Дин скосил глаза, не испытывая никаких угрызений совести: разводишь активность - привлекаешь внимание: нет, точно не поместится. С таким сложением парню место где угодно, только не в техподдержке. Но, как говорится, с каждого по возможностям. Если ему комфортно на должности для пенсионеров и неудачников по жизни, дело его. Может, он сам из таких неудачников. Хотя по лицу не скажешь.
И вот только тут Смит понял, что именно дает ему оценить лицо подневольного спутника. Тот совершенно в открытую, ни капли не смущаясь, пялился на него. Однако возмутиться такому нахальству не удалось, парень заговорил первым.
"Откуда-то знаешь? Серьезно, что ли?"
Несколько секунд, оглядывая парня с ног до головы, он думал, стоит ли чувствовать себя уязвленным из-за того, что какой-то простачок из техподдержки не только не знает, кто перед ним, но и позволяет себе так фамильярно обращаться. "Слушай", ну, конечно.
Осмотр показал немного, но на удивление успокоил: парень на вид совсем сопляк, только размах плеч, да рельеф мышц под майкой не позволяют уверовать в подростковую нескладность, и, судя по всему, надолго задерживаться на этой работе не планирует. А тогда и взятки гладки. Не зубрить же ему лучезарные лики начальства. Да и строго говоря, никакое ему Дин не начальство. Зря только прицепился. Стареешь, Дин Смит? Становишься сварливым. Мысль неожиданно не порадовала, и на вопрос незнакомого парня Дин ответил лаконично и недружелюбно, чтобы пресечь любые дальнейшие расспросы:
- Не думаю.
Он считал, что достаточно красноречиво продемонстрировал отсутствие заинтересованности в продолжении разговора. Но не тут-то было. Когда через пару минут он исподтишка глянул в сторону, нахал из техподдержки, по-прежнему, очень внимательно его рассматривал. И тут до Смита, наконец, дошло. Он мысленно зааплодировал себе: лучше поздно, чем никогда.
- Знаешь , - " Я ничего не имею против таких, как ты, но какого хрена ты делаешь? Почему я?! " - прибереги это для более... благодарной аудитории.
Слава богу, пятидесятый. С трудом удержавшись от вздоха облегчения, Дин дождался, когда двери лифта разъедутся в стороны, и вышел наружу.

Отредактировано Dean Winchester (2015-01-23 16:14:06)

+1

5

Вообще-то, за всю двадцатишестилетнюю жизнь Сэма еще ни разу не отшивали в таком холодном тоне. Во-первых, обычно он нравился всем - почти всем, а во-вторых - он никогда не подходил первым и с ним всегда знакомились те, кто был точно уверен, что вот этот высокий парень с дружелюбным взглядом и милой улыбкой (правда, так и говорили!) им подходит. Это целых два с половиной человека, потому что "половина" выбрала неудачное время: после того, как он расстался с первым парнем. Кажется, он тогда замкнулся в себе, стал еще более нелюдимым и мрачным, одевался в основном во все черное (и плевать, что говорят "Не показывай, что тебе плохо без него!", дурацкие бабские советы), но все равно привлек какого-то симпатичного, даже смазливого паренька. Но, увы, подошел бы он хотя бы на три месяца позже, не получил бы в глаз и кучу оскорблений. Иногда Сэму приходилось выплескивать все, что он с упертостью складывал и хранил в себе.
В общем, было, мягко говоря, неприятно. Сэм даже не успел ничего сказать и извиниться, как знакомый незнакомец с превосходством задрал голову и вышел из лифта. Точно, напыщенный павлин. Или красивый опасный кот... Нет, павлин Сэму нравился больше.

- Привет, Том, - машинально ответил Сэм, получая очередную порцию "Ежедневных утренних зарядов бодрости от Тома" и едва не хрипя от чрезмерно дружеских и чрезмерно крепких объятий. Хотя, ладно, Тому можно, они не раз выручали друг друга, но больше - никому. Сэм твердо был уверен, что чересчур близкий контакт возможен только в сексе или в близких отношениях, например. Чаще, конечно, в сексе, так уж выходило, но он не отчаивался.
- О чем задумался, великан? - спросил друг, параллельно успевая набирать что-то в компьютере и переругиваться с той самой Лорен, полной, не очень красивой, но острой на язык женщиной. В принципе, единственной, не считая Сэма, кто смог выносить Тома дольше, чем десять минут непрерывного болтания и размахивания руками. Вессон очень ценил ее за это и между ними установилось что-то вроде "молчаливого взаимопонимания".
- Почему меня бросил не самый лучший парень даже по моим меркам? - ляпнул Сэм, не подумав, и тут же был встречен сочувствующим пожатием руки и словами, что все будет хорошо. Как же он ненавидел эту фразу - "Все будет хорошо". Когда будет? Как хорошо? А хорошо ли ему это хор...
- Он козел и урод, Сэмми, - важно заявил Том с таким видом, будто открыл "Принглс" и обнаружил, что чипсов там ровно доверху. - Я не знаю, как у вас принято утешать, но не думаю, что сильно... разно... от девчонок, короче, мало чем отличается. - Сэм хмуро выгнул бровь и уже было открыл рот, как друг поспешил исправиться: - В смысле, от людей. Всех людей так утешают. И на всех действует. Знаешь, каждому хочется услышать, что он мамина прелесть, а все вокруг ублюдки и мудаки.
В этом был весь Том Гэрриган - болтать все, что взбредет в голову, тут же извиняться и перекручивать все так, что сразу думаешь - да и не обозвал же, вроде, и обижаться не за что. Но главное - Том всегда говорил правду, и это было главным, что Сэм в нем ценил. Не то чтобы у друга был выбор - фильтровать выдаваемую информацию его мозг, похоже, так и не научился.
- Спасибо за поддержку, Том, - сдержанно ответил Сэм, вымученно улыбаясь, и отвернулся к монитору, показывая, что на разговор не настроен. Обычно друга это не останавливало, но сегодня он даже проявил чуткость и отвлекся на очередную перепалку с коллегами. Нет, Гэрриган, конечно, пытался подбодрить и все, но это явно не то, что Вессону сейчас нужно.


Сэм всегда заканчивал работу в пять тридцать вечера. Официально - в шесть, но за полчаса до конца уже никто не был настроен работать: все медленно собирались, переговаривались, делились планами, девушки поправляли макияж и прическу, мужчины поспешно сворачивали браузерные игрушки и хлопали по карманам в поисках сигарет. И все, все следили за настенными часами, изредка сверяясь со своими, чтобы, не дай Бог, не проработать одну минуту сверхурочно. За минуту никто не заплатит, а даже если и да, то сущие копейки. Все хотели домой. Все, кроме Сэма.
Объяснять это пустотой квартиры или все еще не выкинутыми забытыми вещами Дэниэла (всего-то зубная щетка и домашние штаны, но у Сэма или не поднималась рука, или хотелось поджечь их вместе с квартирой, что грозило массовыми убытками и новым скандалом со стороны матери) он отказывался категорически. Просто не хотелось. Вот и все. Точка.
И все же, просидев и сделав часть работы на завтра - совсем немного, но лезть со скуки на стену или сидеть просто так было невыносимо, - Вессон со вздохом поднялся со стула и выключил компьютер. Семь часов - достаточно позднее время для сотрудников здания, не учитывая хронических трудоголиков и влюбленных наглых парочек, захотевших экстрима на рабочем месте. Кстати, об экстриме, возможно, ему как раз не помешает развеяться и прекратить забивать голову ерундой на рабочем месте, какой бы нудной эта работа не была. Она кормит его и спокойствие мисс Вессон, так что...
Двери лифта приветливо разъехались в сторону, но звук, оповещавший о прибытии, внезапно показался ему... подозрительным. Настораживающим. Заходить или не заходить? - продекламировал бы принц Датский (Сэм был начитанным мальчиком. В пределах нормы), но часы показывали уже начало восьмого, металлические створки начали медленно закрываться и Сэм решился. О чем пожалел на пятидесятом этаже, когда в проеме лифта вдруг оказался его старый знакомый незнакомец. Круто же звучит, да? Самое то для таинственного грубого хлыща, чей костюм наверняка стоит как вся Сэмова зарплата.
Оставалось надеяться, что они смогут доехать вниз без приключений.

Отредактировано Sam Winchester (2015-03-07 17:48:12)

+1

6

Хорошо, что работы сегодня будет достаточно, подумал Дин, покидая кабину, и оказался прав. Работа встретила его прямо у лифта, воплощенная в стройном силуэте помощницы, с охапкой папок в руках.
- Меня сторожишь? – улыбнулся Смит.
- Делать больше нечего, - подмигнула Пэм, немолодая уже женщина, у которой Дин давно подозревал сверхъестественные способности. Ну ведь невозможно, не будучи медиумом, так точно угадывать что именно и когда требуется боссу.
- Помочь? – он с готовностью протянул руки, хотя знал ответ еще до того, как задал вопрос.
- Обойдусь. Это в бухгалтерию. Твоя флешка на столе. То, что требует немедленного рассмотрения, в папке с тремя восклицательными знаками, те, что терпят, недолго, до обеда, – с двумя. Тех, что могут подождать до завтра, нет. Работы невпроворот, готовься. На одиннадцать назначена скайп-конференция с главным. Что-то им от нас нужно.
- Ты золото, Пэм, - улыбнулся он, провожая женщину взглядом в кабину лифта, перехваченного на пути вниз.
- Я знаю.
Памела не обманула, работы действительно оказалось много. Дин в буквальном смысле головы не поднимал от дисплея лаптопа не то, что до обеда, которого так и не было, до самого вечера. Так, отвлекался пару раз, чтобы сделать глоток овощного сока. К вечеру чувствовал себя, как выжатый лимон, но испытывал определенное удовлетворение от того, что все успел и ничего не отложил на завтра. Зато никакие мысли о домогающихся в лифте придурках не терзали. Признаться, Дин и вовсе забыл об утреннем происшествии, к моменту, когда накинув пиджак и подхватив портфель, выходил из кабинета. Сейчас его интересовало только одно: идти ли в тренажерку, как планировал с утра, или устроить себе выходной и перенести на завтра. К моменту, когда двери лифта разошлись в стороны, пропуская его внутрь, Смит решил не потакать лени: выходные только-только закончились, а понедельники всегда были напряженными, и...
Дин замер. Перед ним в кабине лифта, один-одинешенек, стоял тот самый, утренний парень. Сейчас он правда выглядел вполне по- вечернему, немного помятым и изрядно усталым. Не удивительно, подумалось Смиту, у него трудный понедельник, а в техподдержке понедельник каждый день. Впрочем, с какой стати это его беспокоит. Немного поколебавшись на предмет, стоит ли приветствовать того, с кем утром уже виделся, он молча шагнул в лифт.

+1

7

Заводить разговоры в лифте - самое неловкое и гиблое дело, особенно, если ты с этим человеком уже здоровался. Самое ужасное - это когда ты заговорил, разговор не заладился и вы стоите, в молчании, как придурки. Сэм, вообще-то, по жизни ухитрялся попасть почти во все неловкие ситуации и титул "Неудачник месяца" принимал с пониманием и завидной регулярностью. Но вот такого? Попасть в один пустой лифт (мог ведь спуститься по лестнице, все равно работа сидячая), с самым красивым и неприятным парнем во всем здании, после работы, когда никого и быть не должно-то! Плюс: этот хлыщ явно думает, что Сэм к нему подкатывает. Нет, в любой другой ситуации... если бы парень хоть чуточку был геем и... ну... Нет, даже тогда у него бы не было шансов: разные слои общества, все дела. Он понимал такие тонкости и никогда не лез к тем, чьи часы стоили, как его арендная плата за полгода.
Пожалуй, теперь он может претендовать на звание повыше. "Неудачник года", например.
- Кхм, послушай... я бы хотел извиниться и сказать, что ты неправильно меня понял утром, - кашлянул он, прерывая тяжелое молчание и придушенный писк закрывающегося лифта. Лучше сразу, потом духа не хватит. Да и неловко будет. - У меня нет на тебя видов, то есть, я не по девочкам, но... - он запнулся, подбирая слова и усиленно буравя взглядом вяло мигающий показатель этажей. И вот что сказать? "Ты не в моем вкусе"? Так это неправда, а лгать, только познакомившись... Да этот сам не поверит, насмехаться будет или, что хуже, подумает, что Сэм снова подкатывает. "У меня есть парень"? Боже, это звучит глупо вдвойне, причем тут это вообще? "У меня было тяжелое утро, я расстался с близким мне человек, хотя, конечно, мысль об этом вызывает у тебя отвращение, но, я честно не хотел, чтобы ты подумал, что я к тебе приставал, потому что это было совсем нелепо, я совсем не готов..." Господи, а есть звание выше? "Неудачник столетия"? Он должен идти в первой тройке, потому что, кажется, пауза затянулась. - Кхм, извини, в общем, ты правда показался мне знакомым. Ничего личного, чувак, - сказал Сэм и запнулся. Хорош же "чувак" - костюм, холеные руки, явно ходит в качалку и взгляд холодный-холодный и презрительный. А за туфли, небось, можно выручить тысяч десять. - Я Сэм, кстати. Извини за чувака, просто я не знаю твоего имени, - он извиняюще улыбнулся и протянул руку для рукопожатия. А может, это все-таки слишком? Но убирать руку тоже будет глупо. Мама бы непременно сказала, что он весь в отца и она понятия не имеет, как в нем не осталось ничего от нее самой.

+1

8

Ничего еще не потеряно. Они еще могут сделать вид, что не узнали друг друга. Очень взрослое, зрелое решение, достойное человека с его положением и должностью, но, с другой стороны, а что еще они могут сделать? Завести разговор? Да не о чем. Продолжить утреннее «Тебе показалось, парень, но я зла не держу»? Полная чушь.  Сделать вид, что не узнают друг друга – лучший из вариантов, подумал Дин, вставая к парню спиной. Увы, тот его неловкий маневр не оценил.
- Все в порядке, - воспитание говорило, что Дин должен обернуться и посмотреть на собеседника, прежде чем великодушно согласится его простить, и он сделал над собой усилие. Взгляд у бедняги был действительно виноватый. – Просто забудь.
Он даже изобразил на лице подобие улыбки, прежде чем отвернуться снова, почитая разговор оконченным, и видимо это и было его ошибкой. Потому что парень немедленно просиял и протянул руку. Сэм, значит. Смит не стал тянуть с ответным рукопожатием: будут потом говорить, что в совете у них одни снобы. Сейчас он готов был сделать что угодно, чтобы эта нелепая ситуация наконец-то рассосалась.
- Ничего, обознался. Бывает. Дин Смит, - на удивление, вопреки этой нелепой щенячьей манере, рука у нового знакомого твердая, и ладонь он сжимает уверенно и крепко, без той педиковатой угодливости, которую Дин терпеть не может у подчиненных. Причем она как раз никакого отношения к сексуальной ориентации не имеет, все исключительно из душевных порывов. Второй раз он улыбается уже немного более искренне. – Рад знакомству.
К его облегчению. Этого оказалось достаточно. Взаимопонимание было восстановлено, атмосфера разряжена, и оставшиеся несколько минут в лифте прошли в куда более спокойной обстановке. Каждый молчал о своем, но легендарный слон, грозивший разнести кабину лифта вдребезги, исчез. Перед выходом, когда двери лифта разъехались в стороны, выпуская их, Дин даже сподобился еще раз посмотреть на нового знакомого еще раз и пожелать хорошего вечера. Тот что-то высматривал на другом конце холла, очевидно, что-то неприятное ему, потому что лицо, совсем еще недавно излучавшее дружелюбие, сейчас казалось отрешенным и жестким. На голос Сэм повернулся, и его взгляд, все еще не утративший стального блеска, обратился к Смиту.
Дин нахмурился, судорожно сглотнул и, едва услышав ответное пожелание, поспешил к выходу. Парень был прав. Они действительно встречались раньше, теперь Дин тоже это вспомнил. И готов был дорого дать, чтобы Сэм забыл об этом навсегда.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC