Crossover: The World Is Not Enough

Объявление

Our heads:

Contests:

  • Дорогие игроки, в скором времени мы переезжаем. По всем вопросам в лс АМС или асю. =)
  • Конкурс для постописцев и любителей призов! Успей записаться в команду! 100 заданий
  • Стали известны имена авторов и победитель! Ждем следующий заход. Our Muse Is Music vol.4

We need you:

News:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover: The World Is Not Enough » - обитель зла » Nightmare on Ripper Street


Nightmare on Ripper Street

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Nightmare on Ripper Street

http://i.imgur.com/AtqUZss.gif http://i.imgur.com/OWz0CY5.gif

Место и время действия: Лондон, 2015 год, середина весны — Лондон, 1888 год, середина сентября.

Фандом: Kingsman: The Secret Service
Doctor Who
Участники: Harry Hart
The Mistress

Описание: Во снах мы скитаемся по закоулкам сознания, переплываем моря свободных мыслей и переходим от образа к образу. Никогда не угадать, какой сон привидится следующим, особенно когда им управляют...
Портной и хозяйка борделя взбудоражены новостями о кровавой расправе над девушкой легкого поведения, совершенным безжалостным и жестоким человеком, чья личность не установлена. Они стали свидетелями самого известного серийного убийцы в мире, но это далеко не утешительный факт.
А тем временем, в 2015-ом, поезд Кингс-Кросс – Глазго бережно несет своих пассажиров сквозь ветра и легкий дождь.

Отредактировано The Mistress (2015-05-04 23:32:42)

+4

2

Лондон мрачен. Даже днем. Особенно днем. Ведь при дневном свете его грязь не спрячешь.
И грязен он не только "внешностью" - суть его тоже крайне не чиста. Перенаселенность, нищета, высокая преступность.
Череда зверских убийств "уличных женщин" в Уайтчепел взбудоражила, всколыхнув общественность.
Джек Потрошитель. Надо же, - Гарри сложил газету, допивая утренний чай. - Надо сегодня в обед зайти к Мисси.
Его младшая сестра ненавидит, когда он ее так называет. Но от детских привычек никуда не деться. Поэтому Мелиссе Саксон, вдовствующей владелице заведения, предоставляющего услуги определенного характера, приходилось как-то мириться с этой привычкой Гарри Харта, своего старшего брата, хозяина небольшой мастерской по пошиву на Олд-Касл-стрит. Специализировалась она на мужских костюмах, но для сестры Гарри конечно же делал исключения, помогая с платьями для ее "девочек". Хотя и часть клиентов они делили между собой: Мисси любила заглядывать периодически в мастерскую к брату с небольшими рекламными уловками. И посетителям своего заведения она без устали искусно рекомендовала мастерскую Харта.
"Зачем отдавать клиентов и их деньги кому-то, когда они могут быть нашими?" - под этим девизом Мисси и совершала все эти манипуляции, при том не без азарта и определенного удовольствия, когда все получалось. Гарри же только качал головой - чем бы дитя не тешилось. А уж если это действительно приносит прибыль - почему нет?
Однако в связи со всеми этими убийствами он просто не мог не беспокоиться. Сестра, конечно, далеко не промах. Вспомнить хотя бы ее мужа, дело о смерти которого так и осталось не раскрыто полицией. И все равно как-то было...неспокойно. Плохое предчувствие - кажется, это так называется.
Поэтому отпустив очередного клиента с примерки около полудня и прихватив те три платья, что попросила "подлатать" Мисси, он отправился на Адлер-стрит. Затянутое серыми тяжелыми облаками небо и моросящий дождь не радовали, но для чего же тогда еще нужен зонт? Да и идти было не так уж и далеко.
- Сэр, берегитесь!
В какой-то момент из-за угла очередного дома выскочил паренек, чуть не снеся Гарри с ног, но тот во время остановился, а парень увернулся и, не останавливаясь, понесся дальше. Как и два полисмена за ним, которые были далеко не столь любезны.
- Черт!.. - немного потрясенно выдохнул мужчина.
Но поразило его не то, что он сейчас фактически трижды чуть не угодил в лужу. А чувство дежавю. Лицо парня. Оно показалось таким безумно знакомым. Болезненно знакомым...
Но так же внезапно, как и пришло, это чувство и ушло. Осталось только смутное ощущение. И дождь.
Надо поспешить, - одернув плащ, Харт продолжил свой путь, неосознанно пытаясь понять, откуда ему мог быть знаком этот парень.

Отредактировано Harry Hart (2015-04-14 17:18:17)

+2

3

Лучи света незаметно пробрались в комнату, но она уже не спала. Все же, утро всегда наступало раньше, чем она его ожидала. Мелисса Саксон стояла у окна, рукой придерживая красную шелковую штору, и наблюдала за жизнью, медленно протекающей вне каменных стен. Лондон сегодня неразговорчив и ленив. Только изредка шепчет что-то невнятное,  не желая выбираться из молочных облаков утреннего тумана.
«Дом удовольствия», принадлежавший Мелиссе Саксон и находящийся на Адлер-стрит, в любое время дня и ночи был готов гостеприимно принять клиента, напоить самым лучшим виски, предоставить ночь наслаждения и обобрать до нитки. Здесь работали одни из лучших девушек Лондона. Профессиональные танцовщицы с роскошными телами не скупились на нежные прикосновения. Отличная схема, проверенная временем, которую здесь использовали довольно часто: заставить посетителя почувствовать себя особенным. Затем, он сам подкидывает больше денег «на чай» и даже не замечает, что из его кошелька иногда пропадает сумма крупнее, чем он на самом деле потратил. Даже если подозрения появляются, и клиент требует разбирательств, то у миссис Саксон всегда готов ответ:
«Мистер, я уверена, Вашей доброте прошлым вечером не было предела, и Вы с удовольствием дали Вашей вчерашней музе двойные чаевые. Неужели Вы запамятовали, как хорошо вчера проводили время? Не желаете ли повторить?».
Хозяйка всегда была учтива, но если кто-то осмеливался обидеть одну из здешних муз, Мелисса вышвыривала гостя и предупреждала, что если его котелок промелькнет рядом с заведением, она будет вынуждена позвать полисмэнов. Первое правило дома терпимости – никогда не прощать малейшую вольность, если это не было обговорено и оплачено заранее. Что касается стражей закона, то они сами порой любили наведываться «с обыском» в отдельные комнаты для специальных гостей. В середине ночи они убеждались, что здесь все в порядке и, выполнив свой долг, уходили домой, к женам, налгав им, что из-за крупной кражи в дальнем районе города им пришлось пробыть на работе допоздна.
Миссис Саксон жила в широкой и недурно обставленной квартире на втором этаже, в доме, стоящем прямо напротив ее заведения. Более пяти лет назад именно в этом помещении закололи ее дражайшего мужа, Гарольда Саксона. Любовное гнездышко превратилось в место преступления, а затем и в пристанище разбогатевшей вдовы. Разбирательства длились недолго, предполагаемый убийца был посажен за решетку. Полиция всегда найдет, кого обвинить, тем более, когда хозяйка борделя просит слишком настойчиво. Мелисса оставила на память о Гарольде его фамилию и деньги.
Пар поднимался из носика чайника и закручивался в воздухе, рисуя завитки. Чай, налитый в фарфоровую чашку, был быстро выпит. Женщина спешила навестить своих пташек и узнать, кто заходил, какие новости и какую прибыль принесла эта ночь. Дело шло к десяти часам утра. Как только Мелисса, попав под моросящий дождь, пересекла улицу и распахнула дверь, девушки окружили хозяйку заведения и начали тараторить в один голос, похоже, об одном и том же. Одна передала Мелиссе свежую газету, на первой странице которой была опубликована новость о серийном маньяке - Джеке Потрошителе.
- Стали известны новые подробности смерти второй жертвы,  по имени Энни Чэпмен… - взгляд скользил горизонтально, проходясь по строкам и спускаясь ниже и ниже в поисках нужной информации. – …Спешим напомнить, что вторая жертва, как и первая, вела разгульный образ жизни. – Мелисса подняла голову. В выражении лица у каждой из ее девочек отчетливо отражался страх за собственную жизнь. Мисс Саксон считала их всех потерянными душами, которые пошли на крайние меры, чтобы заработать на кусок хлеба. Здесь, в доме удовольствия, ни одна, ни в чем не нуждалась. Даже самой потрепанной кобылке хватало и денег, и внимания.
- Прежде чем впускать незнакомца, убедитесь, что он не причинит вреда. И никаких ночных рандеву вдоль улицы, кому нужно, сам отыщет дверь. Еще одно: старайтесь держаться вместе и не уходить дальше, чем через улицу, в одиночку. – Мелисса прошла внутрь. За барной стойкой сидел, нет, точнее, лежал какой-то седой джентльмен в неплохом костюме. В руке был зажат пустой стакан. По сцене были разбросаны ноты, а некоторые стулья перевернуты. Между подушек на широком диване спал еще один мужчина.
- Ну что за бардак… Приберитесь. Сейчас же. И разбудите этих джентльменов. Если они помнят дорогу домой и у них кончились деньги на дальнейшее времяпрепровождение, то пусть уходят. – хозяйка подняла с пола бутыль и уселась за угловой стол. Она любила, когда здесь хотя изредка царил порядок, но такие моменты можно было поймать исключительно утром.
Интересно, мой братец в курсе сегодняшних новостей?
Брат Мелиссы, Гарри Харт, статный мужчина и уважаемый портной, шил прекрасные костюмы недалеко от ее дома. Их семью знали многие. Сами посудите, хозяйка борделя и первоклассный костюмер. Диссонанс профессий брата и сестры поражал, но люди, знающие и Гарри, и Мелиссу, ничему больше не удивлялись. Миссис Саксон любила брата и дорожила им, хоть ей и не нравилось это показывать. Она часто была с ним груба и срывала злость, но позже приносила свои извинения. Мистер Харт давно смирился со вспыльчивым характером своей сестренки. Должен был. Так как закрывал на многое глаза. Мелисса знала, что без его поддержки ей было бы чертовски тяжело. Гарри Харт всегда был готов отгородить сестру от опасности и подарить пару-тройку роскошных платьев. Миссис Саксон, в силу своей профессии, могла дать ему только одну вещь – подобрать лучшую девушку для, скажем, «ассистирования в мастерской».
- Все, я ухожу, ухожу. – бормотал мужчина, несколькими минутами ранее спящий у барной стойки. – Извините, что предоставил неудобства. – он встал и, шатаясь, прошел к выходу.
– Время не ждет. – мужчина обернулся в сторону хозяйки заведения, но тут же распахнул дверь и, больше не показывая своего лица, быстро скрылся среди прохожих и их зонтов.
- Стойте, мы… - Мелисса привстала, но незнакомец уже удалился.
Не могли встречаться раньше?

Отредактировано The Mistress (2015-04-14 02:48:40)

+2

4

У него отличная память. И на лица в том числе. Он помнил всех своих клиентов и "пташек" Мисси, гостей на своей свадьбе и на ее свадьбе.
И среди них точно не было этого паренька. Может он просто был похож на кого-то? Как иногда чудились черты его милой жены в лицах других женщин.
Так получилось, что с любовью Гарри не повезло. Нет, конечно же повезло - его жена была красива обложкой и не пуста содержанием. Но в этом-то и проблема - была. Болезнь унесла ее быстро, но от этого не менее болезненно. Он понимал, что жизнь продолжается, не смотря ни на что, но все уже было не то. Он пробовал найти женщину, которая могла бы заменить покинувшего его ангела, но не сросталось. Мисси на все это только пошипливала, что он у него плохой вкус, подбадривая по мере сил и возможностей.
Хотя Гарри не сомневался, что в большей степени ему тогда помогла не сломаться и не отправиться в погоню за драконом именно сестра, ведь он не мог оставить ее одну. Она вышла замуж не за самого лучшего человека и собиралась заняться не самым...достойным делом, но, так как отговорить ее от чего-либо не было никакой возможности, Гарри просто решил, что будет рядом. А значит - он не мог позволить себе сломаться.
И он жил дальше. Продал их с женой дом и переехал жить на этаж над своей мастерской. Практично. Уйти в работу всегда просто. Там за снятием мерок, пошивом и разговорами клиентов многое размывается, отходя с переднего плана. Не забывается, нет - становится частью его прошлого, уже не ноющей раной, а светлыми воспоминаниями. А уж с поддержкой и проблемами Мисси и вовсе есть, о чем подумать и поволноваться.
Навстречу Харту из дверей "Дома удовольствия" стремительно вышел седой хмурый мужчина.
- Добрый день, сэр, - но, по-видимому, тот был полностью поглощен своими мыслями - казалось, он даже не заметил, что к нему обратились, просто пройдя мимо. Гарри только хмыкнул и, пожав плечами, перехватил порт-пледы и потянул дверь.
Стоило ему, закрывая зонт и стряхивая с него дождевые капли, войти в "Дом удовольствия", как со всех сторон послышались приветствия и пожелания доброго дня: местные труженницы знали брата хозяйки в лицо. А некоторые и не только в лицо... Но не об этом сейчас.
Сама Мелисса выглядела самую малость рассеянно и задумчиво, и тем не менее сразу приняла платья.
- У тебя странный взгляд, Мисси, - Гарри чуть улыбнулся, поставив зонт к столику и снимая плащ. - Не думаю, что это ты так переживаешь из-за Потрошителя.
Не успел он сесть, как к Мелиссе подскочила темненькая девчушка, которая улыбнулась, стрельнув глазами в его сторону, и, приняв у хозяйки порт-пледы, тут же убежала.
Гарри моргнул и, садясь, проводил шуструю брюнетку взглядом.
- У тебя пополнение? Я ее раньше здесь не видел.
Но я ее точно знаю.

+2

5

Странный-странный мужчина. Слишком запоминающееся лицо. Безумные брови-гусеницы, изгибающиеся в удивлении, большие синие глаза, очерченные морщинами, и выразительный нос. Но, увы, мужчина слишком быстро подорвался с места и скрылся. Будто бы не хотел, чтобы его узнали. Миссис Саксон не сдвинулась, рассматривая его уплывающий в толпу силуэт, и заметила дорогого брата, столкнувшегося с незнакомцем.
Как раз я тебя и ждала, Гарри.
На ее брате задерживались взгляды многих дамочек - даже если те шли со своими мужьями под руку - это нельзя было отрицать. Мелисса в какой-то степени его ревновала, считая их всех недостойными Гарри. Она даже себя не считала достойной такого замечательного брата, ведь порой не могла совладать с довольно скверным характером.
Адельфина. Это имя навсегда оставило след в душе мистера Харта - именно так звали его покойную жену. С именем связана целая вереница радостных моментов, но одновременно с добрыми воспоминаниями просыпается боль утраты и горечь от подступающих слез. Миссис Саксон очень хорошо относилась к Адель и была спокойна, что  Гарри наконец нашел свое счастье. Но все произошло слишком быстро, не давая полностью увязнуть в смертельной трясине отчаяния. Девушка угасала с каждым днем, ее состояние не оставляло надежду на выздоровление. Резкий запах цветов стал непроизвольно ассоциироваться с деревянным ящиком и застывшими голубыми глазами Адель.
Остальные спутницы Гарри вызывали у Мелиссы подозрение и недоверие, не было ни одной, которая бы была приняла сестрой так же, как покойная супруга.
Позже из жизни ушел Гарольд Саксон, муж Мелиссы, но его смерть не была так трагична для семьи, как потеря Адельфины. Привычный образ жизни Гарольда абсолютно не подходил для семейных отношений, но он не желал ничего менять. Заработанные на аферах деньги позволяли ему вести себя, как душе угодно, а душа требовала виски рекой, игральные фишки и миленьких девушек, маячащих рядом. Все же, в браке он уделял своим интересам меньше времени, но примерным семьянином его никогда нельзя было назвать. Сначала у Гарольда был собственный паб на первом этаже трехэтажного здания на Адлер-стрит, но благодаря умению выжимать деньги из всех и каждого, мужчина приобрел целый дом и расширил свой бизнес, немного изменив его направление. На то время он уже был женат на Мелиссе. Мистер Саксон был жесток с женщиной, его тяжелая рука не раз поднималась на жену, и Мелиссе приходилось носить длинные перчатки, чтобы скрывать синяки и царапины. Похоже, она ни капли не пожалела о том, что расправилась с мужем двумя ударами кинжалом прямиком в сердце.
– Да, Гарри, заходи. – отозвалась женщина, переведя взгляд на брата и забирая из рук портпледы с платьями. –  Опять. Мисси-Мисси-Мисси… - сестра с укором посмотрела на Гарри, а тот в свою очередь угадывал, что за этим последует. Мелисса не любила, когда брат звал ее «Мисси», слишком по-детски это звучало, но она абсолютно не злилась. Это давным-давно переросло в их семейный ритуал или стандарт, что-то типа «доброе утро» или «приятного аппетита»: он называет ее «Мисси», она недовольно исправляет его, но он, не придавая значения ее замечанию, продолжает звать сестру так, как привык за тридцать восемь лет.
–  Ты сделал все так, как я просила? Замечательно. – Мелисса поблагодарила Гарри за работу. Вот еще одна отличительная черта заведения – девушки здесь всегда были одеты слишком хорошо для своей профессии. Над нарядами работал мистер Харт, а это гарантировало исключительный фасон и отличное качество вещей. Одна из здешних пташек буквально промчалась мимо стола, улыбнулась мужчине и унесла чехлы с одеждой в другую комнату.
– Пополнение? Нет, она… - Мелисса бросила взгляд в сторону дамы, но заметила только исчезающий подол платья за дверью. – Я никого не нанимала последний месяц. Тебе, наверное, показалось, всего лишь не приметил ее до этого.
Миссис Саксон уже забыла о том странном мужчине, мало ли кто заходит сюда. Вполне вероятно, что этот джентльмен был здесь недавно, оттого его лицо показалось хозяйке борделя знакомым.
- Девочки сообщили мне о новостях. Мы, как-никак, первые, кто должен переживать по этому поводу. Но пока полиция не установит приблизительные приметы убийцы... Мы можем кого-нибудь потерять. – договорив, Мелисса оглядела дам, внимательно слушающих их с братом разговор. Каждая, видимо, думала – а что, если следующей стану я?
Аромат духов и алкоголя, вечно стоявший здесь, был перебит резким запахом чего-то подгорелого, причем он доносился из кухни. Женщина скривилась, махнула рукой на девиц и сказала:
– Не время для кулинарных изысков, проверьте печь, у вас что-то горит!
– Суфле, это мое суфле! – девушка, сидящая спиной прямо за соседним столиком с остальными труженицами дома терпимости, резко дернулась с места и помчалась на кухню, надеясь сохранить суфле.
- Постой, милочка! – лицо миссис Саксон вытянулось от удивления, когда она, вроде бы не видевшая брюнетку с вздернутым носом в ее заведении ранее, ощутила чувство полной уверенности в том, что слишком хорошо знает эту особу. Но откуда, как и при каких обстоятельствах – огромная загадка. Мелисса кивнула брату и двинулась за девушкой. В кухне стояло только слегка пригоревшее суфле. Неизвестная успела его спасти и, по всей видимости, испарилась. Хозяйка вернулась к дамочкам и брату, разводя руками и сохраняя безумное выражение лица.
- Чертовщина какая-то. Как звали эту девушку? Вы знаете ее? – спросила женщина у своих пташек, в надежде услышать ответ, приближенный к реальности.
- О-она назвала себя Освин.
Освин

Отредактировано The Mistress (2015-04-20 23:10:15)

+2

6

Всего один шаг. Какая-то секунда. Манящий свет успевает окутать приятно-теплым маревом. А опускает ногу Гарри уже в другом месте. Он оглядывается, без труда, лишь с легким удивлением и недюжим интересом, узнавая вокзал Кинг-Кросс. Судя по почти пустым перронам - и залога того, что его неожиданного появления никто не заметил - сейчас раннее утро. На путях слева дожидается отправления поезд. Кинув взгляд через плечо, он не сдерживает легкой усмешки - те, кто прорезал этот...портал именно здесь, определенно не без чувства юмора. И, к тому же, знакомы с книгами Роулинг: все то же сияние, в которое он вошел у дерева рядом со штабом Kingsman, здесь окутывало кирпичный барьер, разделяющиц девятую и десятую платформы.
Вот только он - другой Гарри. К счастью. Или к сожалению. Хотя, какая разница.
Мужчина-который-не-так-давно-выжил-как-и-тот-самый-Мальчик сравнил время на часах с вокзальными, показывающими действительно без семи минут пять, и поставил это время пока, как основное, на своих.
Мистер Харт не был ярым фанатом научной фантастики, но о ее теориях был осведомлен. И вот как раз по одной из них выходило, что, пока он делал шаг в этом сиянии, времени могло пройти довольно много.
С лавочки впереди поднялась невысокая женщина и, поправив воротник пальто, села в поезд. Гарри подошел к покинутой скамье и, судя по всему, вчерашнему The Times. Взяв газету в руки, он обнаружил под ней молескин, наверняка забытый той же леди. А глянув передовицу, негромко хмыкнул. Ну да, получается, с того времени, как он очнулся в палате и решил пройти в свечение, наступило утро - дата была сегодняшней. В смысле, уже вчерашней.
Но это при условии, что он все еще в том самом Лондоне.
Работа агента Kingsman предусматривает самые разные ситуации. Полеты в космос, погружение в подводные пещеры, разведка в Кремле и Белом Доме.
Однако, в других мирах бывать еще не приходилось. Либо я этого не помню. Ладно, будем разбираться по ходу дела, - и будто подтверждая эту мысль, раздался свисток, уведомляющий пассажиров об отходе поезда.
Чернильно-синий кожаный молескин "Modo & Modo" все еще был у него в руках. Повнимательнее осмотрев его, Харт заметил торчащий краешек билета.
Надо вернуть.
Очередной свисток не оставлял много времени на раздумья, поэтому Гарри развернулся и быстро запрыгнул в тронувшийся состав. Первой мыслью было отдать блокнот проводникам, но, не обнаружив в вагоне ни одного, он решил, что просто дойдет до купе этой леди и сам отдаст находку. Чуть вытянув билет из тетради, чтобы уточнить номер вагона и купе, Гарри понял, что стоит прямо напротив нужного. Он постучал и, дождавшись разрешения, открыл дверь с задернутыми шторками.
- Доброго утра, - придержав дверь ребром своего оксфорда, Харт вежливо улыбнулся женщине. - Извините за вторжение, но, кажется, Вы оставили это на скамье, - с этими словами он протянул свои находки в виде молескина и свернутой газеты, а после благодарности продолжил, воплощая пришедшую на ум идею:
- Позвольте прежде всего представиться - меня зовут Гарри Харт. Не хочу показаться наглым, но чтобы найти Вас, я был вынужден подсмотреть в Ваш билет, и заметил, что Вы взяли купе целиком, и в связи с этим хотел поинтересоваться, не будете ли Вы против моей компании до следующей станции?

Отредактировано Harry Hart (2015-04-27 18:08:42)

+1

7

Славная Франция, пахнущая шампанским и отменными сырами, очаровывающая архитектурным величием, заключенном в каждом построении прошлых веков и готовая с вежливостью принять даже заплутавшего странника с распростертыми объятиями и свежим, хрустящим багетом, в 1789-ом году пылала жарким огнем революции. Это было тяжелое, но великое время для Франции, без произошедших тогда реформ страна бы не имела своего настоящего.
А вот в 1776-ом Версаль купался в роскоши, золоте и драгоценных камнях.
Здесь, в один приятный прохладный день, когда ветер легонько колышет страусиные перья, вставленные в волосы для завершения идеи громоздкого сооружения, похожего на гнездо и называемого новомодной прической, а солнце прячется за ватными облаками, стараясь не стереть жгучими лучами аристократическую бледность, подчеркнутую толстым слоем пудры и белил, королева Мария-Антуанетта устраивала дружеские посиделки у себя в покоях. Дружескими они могли считаться только самой королевой, увы, не различающей, кто улыбается ей в лицо нарочно, желая заполучить как можно больше денег, а кто, не думая ни о чем злобном, просто желает повеселить правительницу. Мария-Антуанетта любила, когда ее веселили, и поэтому приближала к себе особ иногда странных, но не лишенных чувства юмора. Так же королева явно питала страсть к развлечениям - она устраивала широкие балы, на которые съезжались приглашенные гости со всей Франции, не жалела денег на угощения для себя и для своей свиты, ну и, конечно же, тратила неимоверные суммы на самое драгоценное, требуемое сердцем настоящей женщины того времени - платья, туфли и парики. Правительница имела весьма хороший вкус. Ее придворный куафер мсье Леонар частенько радовал королеву модными нововведениями. Вот и сейчас, Мария-Антуанетта и шестеро дам - все они в роскошных платьях, а на голове те самые "громоздкие сооружения" - сидели на изысканно оббитой мягкой мебели, перебирали ткани для будущих нарядов и пили чай.
Дамы эти были подругами Ее Величества. О пяти из них, по крайней мере, можно было с уверенностью так сказать, но шестая... Она была похожа на графиню де Ноай, женщину, считавшую, что придворный этикет ни коим образом не может быть нарушен. Но как только юная дофина стала королевой, графиня потеряла должность. Эта женщина, напоминающая графиню, кокетливо держала веер и им обмахивалась, элегантно подносила фарфоровую чашечку ко рту и не стеснялась угощаться сладостями. Но будто бы в ней жило что-то загадочное и полностью несоответствующее расписанной эпохе.
- Вы же порадуете нас всех своим присутствием на завтрашнем балу, мадам де Саксо́н? - одна из девушек обратилась к именно той, на которую пали все подозрения.
- Я приложу все возможные усилия, чтобы не огорчить никого, герцогиня де Полиньяк. А теперь, разрешите откланяться, меня ждут некоторые дела, о которых я совсем запамятовала. - женщина с темными волосами и припудренным лицом встает, отставляя отложенный для платья шелк, улыбается дамам и покидает покои Ее Величества.
— • —
http://i.imgur.com/xuXzSbh.gif http://i.imgur.com/681st5X.gif
— • —

Телепортатор на руке - отличное средство, чтобы избежать ненужных знакомств, незапланированных происшествий и прочих проблем, независимо от их глобальности. Всего одно нажатие кнопки, и тело растворяется в воздухе, мгновенно воссоздаваясь по молекулам в заданном координатами месте.
[1776 год, 21 марта, 16:42];
[Франция, Версаль, покои Марии-Антуанетты] →
[2015 год, 14 апреля,04:35];
[Великобритания, Лондон, вокзал Кингс-Кросс].

Именно такой прыжок во времени и пространстве проделала Мисси всего за несколько секунд. Перенос из одной эпохи в другую стоит больших затрат энергии, которая требует немало времени для восстановления, но ощущения, сопутствующие такому путешествию, нельзя сравнить ни с чем. Мастерица, только что вернувшаяся из прошлого и все еще чувствующая сладкий вкус парижских пирожных, шла по вокзалу Кингс-Кросс, держа в руке чернильно-синий молескин.
Вокзал дремал в свете фонарей, съеживаясь и вздрагивая, когда очередной поезд покидал платформу или же наоборот, приближался, рассекая носом ночь. Время незаметно кралось вперед, отдыхая от дневной суматохи. Раннее утро невесомо ложилось на перрон. Примерно через час небо будет подавать признаки приближающегося к горизонту солнца, а пока оно не отпускает Селену, покровительницу лунного диска.
Мисси, прошагав до ближайшей скамьи, остановилась и, выдохнув, опустилась на сидение. Она уточнила номер вагона и купе, заглянув а билет, лежавший между страницами молескина. Третий вагон, купе номер 4. Женщина заметила газету The Times, лежавшую рядом. Пусть новости в газете считались вчерашними, но заголовки все так же кричали и привлекали внимание жирным шрифтом. Статьи вещали обо всем произошедшем 13-ого апреля 2015:

❝ Хиллари Клинтон в воскресенье официально объявила о начале своей президентской кампании... ❞
❝ Министры иностранных дел Германии, Франции, Украины и России проведут в понедельник встречу, на которой попытаются достичь прогресса в установлении мира на Украине. ❞
❝ Папа римский Франциск в воскресенье назвал массовое убийство армян в 1915 г. «первым случаем геноцида в ХХ в.», чем вызвал бурю негодования в Турции... ❞
❝ В Германии, где экономический рост ускоряется, а безработица находится на рекордно низком уровне, начинают повышать зарплаты. ❞
❝ Возвращаясь к своим промышленным корням, General Electric теперь должна доказать, что способна эффективно управлять остающимися у нее индустриальными активами... ❞
❝ Международные инвесторы активно вкладывали средства в долговые рынки развивающихся стран, частично замещая трансграничное кредитование со стороны банков... ❞

Мисси скривила губы.
- Этот жалкий мирок утопает в меркантильности и в желании быстрой наживы. Вы так не думаете? - Мастерица обратилась к мужчине с чемоданом, проходящему мимо и на минуту остановившемуся, дабы завязать шнурок. Мужчина только бросил озадаченный взгляд, подхватил свои вещи и пошел дальше. Видимо, в пять утра на такие темы болтать нелегко.
Женщина подняла большие голубые глаза на мелькающие вдалеке огни поезда. Кажется, пора в путь. Газета была отложена на лавочку, а воротник пальто поднят - на случай, если белила не смылись до конца и все еще выделялись на щеках.
Угрюмые и сонные лица стекались к нужным им вагонам. С громадными дорожными сумками - это были в основном любительницы перевозить с собой весь дом, с одним чемоданом и отдельным портфелем для бумаг - деловые люди, налегке с сумкой с самым необходимым - подростки, не переживающие ни за что. Как ни странно, народу было много, но все они не хотели нарушать трепетный сон Кингс-Кросса и молча забирались в поезд. Мастерица, не взявшая с собой практически ничего, кроме записной книжки, ручки к ней, билета и бессменного атрибута на запястье. Она прошла в вагон мимо проводника, который разбирался с документами того самого мужчины в ботинках со шнурками - похоже, он не хотел говорить не из-за недосыпа, а из-за поддельных документов.
Нужен номер 4... Это здесь.
Повелительница времени юркнула в купе, прикрыла дверь и задернула шторки. Здесь было довольно тепло, так что пальто сразу отправилось на вешалку. Взгляд женщины остановился на собственном отражении в зеркале. Средневековая косметика, к счастью, смылась.
Теперь... где билет... и мой молескин?
Мисси ринулась искать в широких карманах пальто записную книжку и билет, но ни того, ни другого там не оказалось.
Скамья! Все осталось на скамье...
Последний свисток заставляет оба сердца биться чуть быстрее обычного. Допустим, с проводником женщина разберется в два счета, а молескин... На своих станицах он хранит множество историй, планов, замысловатых рисунков и прочих интересных вещей. А совсем недавно коллекция пополнилась новым артефактом, если это можно так назвать - подпись Марии-Антуанетты гелиевой ручкой.
Стук в дверь на долю секунды застигает врасплох - старая привычка.
- Да, войдите.
Перед Мастерицей появляется статный мужчина, одетый с иголочки. В руках у него чернильно-синяя книжица и вчерашняя газета, которые после пожелания "доброго утра" отправляются в ладони к Мисси.
- Если бы я знала, что записные книжки возвращают такие прекрасные мужчины, я бы забывала свою на каждой скамье. - женщина рассмеялась, расправляя рукав на правой руке, дабы скрыть браслет-телепортатор. Она сделала жест рукой в сторону сидения, приглашая гостя сесть.
- Я буду рада такой очаровательной компании. - Мастерица села напротив Гарри Харта. Она была уверена, что джентльмен не заглядывал в молескин.
- Очень приятно, Гарри Харт. Мисси Саксон. - уже подобранная и испытанная фамилия для подобных случаев неплохо сочетается с выдуманным именем. - Но дражайшие друзья зовут меня просто Мисси. - женщина, как всегда, улыбается слишком широко, как это делают в театре, чтобы даже с задних рядов и с высоких балконов была видна эта улыбка. Ее имя, вызывающее неприязнь у тех, кто хоть немного знает женщину с плохой стороны, не говорило мистеру Харту ровным счетом ничего. Должно было, по крайней мере. Из-за этого подлого "по крайней мере" появились мысли о возможном преследовании. Шпион ЮНИТа?..
В дверях появляется человек в форме проводника. Но вместо галстука - красная бабочка.
- Приятного вам утра! Пожалуйста, покажите ваши билеты. - мужчина с недобрым выражением лица, но довольно любезными словами подходит к двум пассажирам и ждет, пока они достанут билеты. Мисси вытаскивает из молескина четыре билета и передает проводнику.
- Чудесно, спасибо! - брови мужчины приподнимаются, широкий лоб покрывается морщинами, губы поджаты, а глаза сохраняют отблеск холодности и недовольства.
- У вас есть чудесная возможность поспать добрых пять часов, именно столько нам ехать. Возьмите билеты и кое-что еще... - проводник вместе с билетами кладет на стол две конфеты в золотистой обертке. Он кривит рот в неудавшейся улыбке и молча захлопывает за собой дверь.
Мисси сразу же берет одну конфету, вертит ее в ладони, развертывает обертку и откусывает половину. Она видит, что мистер Харт сделал то же самое, чтобы как-то замять образовавшуюся паузу. Это странно, но через секунду-другую сон начинает застилать глаза, не оставляя шанса придти в себя. Мастерица хватается рукой за лицо и начинает тереть глаза, то и дело широко их раскрывая, но веки, как каменные, тут же смыкаются обратно.
Сон одурманивает целиком и полностью. Женщина опускается на сидение. Последнее, что видит Мисси - очки Харта в его руке с перстнем, касающейся пола.

+1


Вы здесь » Crossover: The World Is Not Enough » - обитель зла » Nightmare on Ripper Street


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC