Crossover: The World Is Not Enough

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Dreadful for Sale

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

DREADFUL FOR SALE

http://i.imgur.com/oeuc8vr.gif http://i.imgur.com/AWSF0JP.gif

Место и время действия: Викторианский Лондон

Фандом: Penny Dreadful [Ужасы по дешевке]
Участники: Vanessa Ives
Victor Frankenstein

Описание: Викторианский Лондон темен и полон ужасов по дешевке.
Молочные облака плавно распространяющегося тумана равномерно накрывают мрачные закоулки города, пока Елизавета Батори, восставшая из Ада, совершает новые убийства. Она умерщвляет - по старой памяти - молодых девушек, ещё не вкусивших запретный плод любви. К появлению кровавой графини в викторианской эпохе руку, видимо, приложила мадам Кали. В полнолуние ведьма собрала магические вещи, в которых были заключены частички неупокоенной души Батори, и провела обряд на крови, вызволяя черную сущность.
Виктор Франкенштейн заинтересован в произошедших событиях, он сотрудничает с полицией Лондона и изучает бездыханные тела девушек. Тела с разорванной грудью, вырванным сердцем и полностью лишенные крови. Сей факт заставляет доктора искать мистическое объяснение зверским убийствам, ибо такое зло не рождается без сверхъестественных причин. Мистер Франкенштейн решает обратиться к Ванессе Айвз, женщине, знающей толк в мистике, частенько общающейся с потусторонним миром и имеющей крайне тяжелые отношения с Богом.

[NIC]Vanessa Ives[/NIC]
[STA]Hello, sinner. I believe it's time to go.[/STA]
[AVA]http://i.imgur.com/tYfGfdp.gif[/AVA]
[SGN]Is it poisonous?
http://i.imgur.com/W6zk7Se.gif
Like all beautiful things.
[/SGN]

Отредактировано The Mistress (2015-05-18 01:04:37)

+1

2

[NIC]Victor Frankenstein[/NIC][STA]Piercing the Tissue[/STA][AVA]http://s17.postimg.org/jyhrvoj8v/image.gif[/AVA]
Поздней ночью седой кучер гнал свой кэб по широкой улице, свободной от других кэбов и пешеходов в стол поздний час. В грязных лужах отражался болезненно бледный свет фонарных столбов. Дождь лил без конца всю вторую половину дня, но сейчас ни капли не падало с небес. Плохо, ведь ему нужна буря. Искорку жизни, этот божественный импульс, несомненный апофеоз могущественности Создателя невозможно получить без импульса внешнего, без своеобразного толчка извне. Не располагая всеми необходимыми ему возможностями, Виктор вынужден вверять успех или провал своих дел природе - рекурсия рекурсий!
В том, что тот момент, то мгновения, вспышка, которая даёт начало жизни или возвращает её, является апофеозом, лучшим достижением природы Виктор не сомневался. Когда он размышлял о своих достижениях, то невольно уголки губ её расползались в самодовольной улыбке.

He is made one with Nature: there is heard
His voice in all her music, from the moan
Of thunder, to the song of night's sweet bird;

Это его не остановило и он изменил ход жизни уже двух существ. Вырвал из лона природы и подарил им вторую жизнь, вновь зажёг огонь в их душах. Вернул их голоса в их глотки. И всякий раз улыбка, как по сценарию пьесы, пропадала с лица его. Виктор с горестью вспоминал судьбе своих созданий, с ненавистью понимая и принимая свою вину. В поэзии такого не случилось бы. В поэзии всё было бы иначе. Его, как он сам себя называет, перворождённый не стал бы монстром, не винил бы создателя своего в собственных злоключениях, нет, у него были бы приключения. Он был бы счастлив, если бы только Виктор не испугался бы в момент апофеоза. Протей мёртв, а Калибан хочет спутницу жизни, чьё тело уже лежит готовое к новой вспышке. В третий раз Виктору придётся взять на себя роль Бога и вогнать жизнь туда, откуда природа забрала её руками своими и Виктора. Какие будут последствия? Виктор думал лишь о том, что в если всё пройдёт гладко, то Калибан оставит его в покое, заберёт свою подругу и исчезнет. И никогда больше даст о себе знать. Поэтому Виктору и нужна буря.
Кэб остановился. Виктор выглянул из окошка - полисмен ждал его у входа в переулок. Дождь хоть и перестал лить ещё днём, но холод и свежесть воздуха заполнили лёгкие, когда доктор вышел из кэба. Он попросил седого кучера подождать его.
Полисмен, мужчина ненамного младше самого Виктора, с подозрительным взглядом уставился на него.
- Меня зовут Виктор Франкенштейн. Эрнест Кин сообщил, что я нужен здесь, - сообщил Виктор полисмену.
- Так это вы. Я вас провожу, - полисмен повернулся и зашёл в переулок. Виктор последовал за ним, кутаясь в тёплое пальто.
- Вы устало выглядите, - заметил полисмен, поглядывая на Виктора.
- Моя жизнь не располагает ко здоровому сну.
- Почему же?
- Некоторые пациенты донимают, - мрачно ответил доктор, пошутив для себя одного, - Но я сам выбрал свой путь и не имею права жаловаться или пытаться уйти от.... от обязанностей.
- Я к тому, что вам понадобится вся ваша бдительность, - сказал полисмен, не желая вникать в детали жизни доктора -  С таким мы ещё не сталкивались, и если Эрнест послал за вами, то вы действительно нужны.
- Я понимаю, - сухо ответил Виктор. Мысли о Протее, Калибане и бедной женщине пора оставить хоть на какое-то время в покое.
Переулок не был освещён уличными фонарями. Горели лишь три лампы, которые полисмены держали в руках. Эрнест Кин повернулся, увидел Виктора и пошёл навстречу. До места преступления оставалось пройти не более четырёх десятов метров.
- Доктор Франкенштейн, - подорвался Эрнест, протягивая руку.
- Мистер Кин, сэр, - ответил Виктор, пожимая руку полисмена. Это был человек невысокого роста, с густой щетиной и короткими волосами -  всё чёрного цвета. Небольшие глаза придавали взгляду свирепость, стоило Эрнесту прищуриться. Он был хмурым и Виктор предположил, что полисмен столкнулся с чем-то из ряда вон выходящим.
- Вы осмотрите тело, доктор. Я лишь скажу, что это не первый случай, - сказал Эрнест и проводил Виктора до места преступления.
Все присутствующие - пятеро полисменов и Виктор - стояли вокруг бездыханного тела молодой девушки, совсем ребёнка. От её одежды осталось немного - подол платья был окровавлен, туфель не было. Возможно, пыталась бежать как можно быстрее и избавилась от них. Виктор нахмурился и присел около тела. Бледный торс девушки был оголён и представлял собой неприятное зрелище. Часть грудной клетки свисала с тела, позволяя рассмотреть внутренности организма.
- У неё нет сердца, - проговорил Виктор. Пока он не заметил ничего, что могло бы озадачить Эрнеста - возможно, Джек Потрошитель вернулся или нашёлся новый маньяк. Однако доктор помнил о словах встретившего его полисмена и продолжил исследование бледного тела.
Сердце девушки отсутствовало, его вырвали - лёгочные вены и стволы были разной длины, что говорит об неквалифицированном преступнике. Он не был хирургом, обычный маньяк, которому зачем-то понадобилось человеческое сердце.
- Совсем ребёнок, - теперь уже вслух заметил Виктор, протянув руку и проведя пальцами под еле заметной грудью с левой стороны тела, - Настоящее чудовище покушалось на жизнь этой девушки.
Полисмены не ответили, Эрнест позвал его не за этим. Виктор вдруг подумал, что его могут неправильно понять и поспешно убрал руку. Он продолжил искать причину, по которой Эрнест мог вызвать его на место убийства. Виктор обратил внимание на бледность тела....
- Обескровлена? - поразился он и посмотрел на Эрнеста. Тот кивнул. Виктор огляделся, но не нашёл луж крови.
- Куда же делась вся кровь? - удивлённо спросил Виктор.
- Очевидно, её унёс с собой убийца, - размеренным тоном ответил Эрнест Кин. Виктор недоумённо переспросил:
- Унёс? Что это значит?
- Помните, как я сказал вам, что это не первый случай? Это четвёртая найденная нами убитая с разорванной грудью и вырванным сердцем. Бог знает, скольких мы не нашли.
Эрнест не продолжил и довольно быстро Виктор понял необычность этого убийства.
- В тех случаях кровь была, не так ли?
- Да. Очень много. Как будто Джек поработал.
- Она проститутка? - спокойно спросил Виктор.
- Не похожа. Мы не проверяли.... Эм-м....
- Девственна ли она, - закончил предложение за Эрнеста не скованный идиотскими приличиями Виктор.
- Да, - согласился Эрнест, теребя в руках листки с записями, - Это в любом случае мы узнаем не здесь, а в морге, просто.... У нас уже было бы хоть что-то - Джек это или нет.
- Как будто эта информация как-то помогла бы, - холодно заметил Виктор, намекая, что Джека Потрошителя так и не поймали. Эрнест как будто бы пропустил мимо ушей замечание и спросил:
- Что вы думаете, доктор? - предложив тем самым каждому заниматься своим делом. Виктор вздохнул:
- Насколько я знаю, Джек никогда не убивал проституток, для которых период полового созревания ещё не окончился....
- Я имею в виду по поводу тела.
Виктор встал и развёл руками.
- Я озадачен также, как и вы.
Повисло долгое молчание. Виктор разглядывал тело девушки. Она только начинала жить. Её красота только начала обретать формы, уже воспетые задолго до её рождения. Виктор вдруг вспомнил фразу из поэмы одного японского автора ".... кто станет отрицать, что грудь — одно из немногих воплощений души?".
- Вы верите в вампиров, доктор?
Виктор опешил. Было неожиданно услышать такое от полисмена, который раньше не был замечен в вере "суевериям". Он озадачено посмотрел на Эрнеста:
- Почему вы вдруг.... Ага. Да, я понимаю теперь.
Виктор замолчал и перевёл взгляд на растерзанное тело. Как он мог сказать "нет" после случившегося буквально несколько дней назад? Его собственные границы восприятия этого мира были раздвинуты. Он не мог более пренебрежительно относиться к старым легендам, даже к простым сказкам. В конце концов Виктор смог сформулировать устроивший его ответ:
- Я верю, что есть создания, к факту существования которых мы не привыкли или о котором не знаем. Глупо предполагать, что мы знаем обо всех животных, населяющих планету.
Эрнест Кин, человек, производивший впечатление монолита, как будто получил разрешение говорить без опаски быть неверно понятым:
- В порту несколько дней назад назад нашли странных существ. Об этом никто не говорит, очень уж мерзко и, откровенно говоря, жутко, но тем не менее.... Найденное там было не от мира сего. Возможно, вы читали об этом в газете.
- М-м, да, - откликнулся доктор, - Небольшая статья, всего два абзаца. Если вам интересно моё мнение, то статью не доработали. Второй её абзац и вовсе получился словно скомканный. Сложилось ощущение, что газетчикам не хватило времени или терпения довести текст до ума.
- Очень мило, но что вы думаете по поводу темы статьи?
Виктор ответил не сразу:
- Всё дело в том, сэр, что они как раз и были из нашего мира, уверен. Как я и сказал - мы не знаем очень многого.
- У вас есть хоть какие-то идеи? - спросил полисмен, который встретил Виктора у входа в переулок. Тот вздохнул и отрицательно помотал головой.
- Мне жаль, но здесь я бессилен. Это не моя сфера, - пояснил Виктор, он смотрел на мистера Кина, - Я бы сказал, что это дело рук озабоченного маньяка, серийного маньяка.... То есть, ничего нового для вас я сказать не могу, сэр.
- А если это не маньяк? - тихо спросил Эрнест, не отрывая взгляда от Виктора. Тот похолодел - неужели заметно, что он связывался с нечеловеческим? Неужто Эрнест Кин настолько хорош в своём деле и читает доктора? Нет, это невозможно. Скорее, он находится в смятении после находок в порту.
- Вы имеете в виду, что если это сделал не человек? - осторожно спросил Виктор. Эрнест кивнул. Виктор молчал. Отвечать ему было нечего. С Эрнестом он знаком несколько лет и зарекомендовал себя как специалист с незаурядным умом. Помогал, а то и сам проводил вскрытия и составлял заключения, часто помогавшие в расследованиях. И полисмен ждал продуманного ответа.
- Молодая девушка, обескровленная, часть грудной клетки вырвана.... Я не знаю мифологии разных стран, сэр, и в каких чудищ там верят, но ставлю на человека, - Виктор был непреклонен. Эрнест понимающе кивнул, хоть и не скрывал разочарования. Неужто он ожидал иного ответа?
- Ясно, доктор. Я решил, что раз появилось новое обстоятельства в виде отсутствия крови во всём организме.... То стоит пригласить кого-то ещё.
- Мне лестно, что вы выбрали меня, мистер Кин, сэр, но сожалею. Я не вижу ничего, за что мог бы зацепиться мой глаз. Не сомневаюсь, что в конце концов вы увидите то, что скрыто сейчас.
Эрнест кивнул ещё раз и сказал:
- Если не желаете ещё раз осмотреть тело, то я вас более задерживать не смею. Благодарю за появление.
Виктор не желал осматривать тело второй раз. Он ясно видел - делать ему здесь больше нечего.
- Доброй ночи, мистер Франкенштейн, - промолвил Эрнест, когда Виктор собрался уходить, - Сообщите, если появится идея. Раньше они, бывало, помогали.
Виктор слабо улыбнулся.
- Рад помогать защищать Авелей от Каинов.
- Тонко подмечено, - устало ухмыльнулся Эрнест Кин, - Что же, будем искать вампиров, убивших столь миловидную девушку. Жаль, что они ещё живут, пока её и другие тела будут гнить. Эти девушки заслуживали больше, они не должны были умереть.
- Не умер он; он только превозмог
  Сон жизни, сон, в котором истязаем
  Мы все самих себя среди тревог;
  Сражаться с привиденьями дерзаем,
  Ничто неуязвимое пронзаем
  Ножом духовным; это мы гнием
  Здесь, в нашем затхлом склепе; исчезаем,
  Терзаемые страхом день за днем.
  Надежды-черви нас готовы съесть живьем,
- продекламировал Виктор Шелли. Ему показалось, что цитата пришлась к месту, но никто из полисменов ему не ответил. Возможно, столь мрачный текст не вдохновит их на продолжение и без того лишённой всего светлого работы.
Виктор не стал желать полисменам доброй ночи. Он кивнул Эрнесту Кину, повернулся и направился к выходу из переулка, где его ждал кэб. Напомнил седому кучеру адрес места, где он жил, Виктор забрался в кэб. В неспешной поездке обратно к, образно говоря, зиккурату всех его тревог, страхов и сомнений, Виктор старался отвлечься и думать о том, как бы он мог помочь Эрнесту Кину. Глядя в окно кэба, он размышлял. На теле девушки не было хоть каких-то характерных ран, отталкиваясь от которых можно было предполагать или рассуждать, выдвигать версии. Что касается "потустороннего" объяснения, которое предложил Эрнест.... Каковы шансы? Виктор поёрзал на месте, чувствуя себя неловко. Он видел подобных существ. Даже вскрывал.
Конечно, это может быть одно из таких созданий. Единственное, что отталкивало Виктора от дальнейших рассуждений - он не хотел действовать в одиночку. Он ничего не может сделать. Не знает, откуда начать.
Я могу попросить помощи.... Эта мысль возникла медленно. Виктор постепенно пришёл к ней. Да, он может обратиться за помощью к мистеру Малькольму и Ванессе. Уж их опыт в подобных делах куда больше. По крайней мере я могу спросить их мнения, решил Виктор, Отправлюсь в особняк мистера Мюррея днём.
Он доверял Малькольму Мюррею. Несмотря на все ошибки, совершённые этим сильным человеком, он старался быть правильным, сильным, справедливым. Он обладал поистине рыцарским качеством - верностью до последней капли крови. Ванесса Айвз перенесла столько, сколько, пожалуй, и самый сильный духом мужчина не смог бы выдержать. Виктор точно не смог бы противостоять Люциферу столько времени, жить с демоном внутри. А Итан Чендлер, в Англии потерявшийся американец, как-то раз научил его стрелять из оружия. Свои секреты он прятал под иногда действительно искромётными шутками. Друзей как таковых у Виктора не было, но эти люди были ближе остальных.
Кэб вскоре остановился. Виктор вышел из него, расплатился с кучером и тот поехал дальше. Виктор же не сразу поднялся к двери. Он посмотрел вверх - небо не было затянутым тучами. Жалко. Чем скорее разразится буря, тем лучше.
В этот самый миг Виктор осознал, почему он заинтересовался предложенным Эрнестом делом. Это повод не быть в лаборатории. Что угодно, лишь бы быть отвлечённым.
Виктор поднялся по ступенькам, открыл дверь и вошёл в неосвещённый холл. Знакомый запах сырости царил здесь последние несколько дней. Он поднялся на последний этаж, стараясь двигаться как можно тише. Доктор не хотел тревожить сон других обитателей дома - роскошь, которую он частенько лишался сам - сколько хотел всего-навсего оттянуть время. Луна не светила, но глаза давно привыкли к темноте. Когда Виктор подошёл к своей двери, он вытащил из кармана ключ и вставил его в замок. Перевернул его дважды. Звук был слишком громким, как показалось Виктору, но, конечно, разбудить никого не смог бы. Особенно "гостью".
Виктор вошёл в квартиру и поспешно закрыл дверь. В темноте его жилое пространство казалось довольно ухоженным. Виктор старался не запускать своё хозяйство, хоть и жил один. Сняв дорожное платье, он сразу направился в лабораторию. В слабом уличном свете блестела вода в резервуаре. В лаборатории не было никого живого. Виктор постоял немного на пороге, затем закрыл дверь, разделся и лёг спать.
Проснулся он поздно утром - организм выторговал своё. Лежать подолгу в постели Виктор не любил - дела сами себя не сделают, а праздных ленивцев в этом мире и так слишком много. Он лишь раз потянулся, затем встал и умылся.
Свежевымытый доктор подошёл к окну и выглянул на улицу - никаких облаков не было видно на небе.
Раздался стук в дверь. Виктор вздрогнул. Он медленно повернулся, посмотрел на дверь. Прекрасно знал, кто стоит за ней.
- Открывай, создатель. Я знаю, ты не спишь.
Только одно существо на всей планете называло его так, вкладывая в слово столько чёрной иронии, сколько даже Гюисмансу не снилось.
Ещё больше горькой иронии было в том, что Протей, скорее всего, называл бы его также, вкладывая в обращение совершенно иное отношение к доктору.
Виктор отбросил эти мысли. Он подошёл к двери и отпер её. Перед ним стоял высокий, но ссутулившийся человек с очень бледной кожей, золотистыми глазами, длинными, немытыми чёрными волосами. Чёрного цвета пальто имело высокий воротник, в котором Калибан старался прятать своё лицо от взоров окружающих.
- Есть новости? - спросил Калибан.
- Ведь не было грозы, - негромко ответил Виктор, как всегда при разговоре с ним чувствуя себя виноватым во всех бедах Земли, - Мне нужен сильный электрический разряд, чтобы.... чтобы всё прошло хорошо.
Калибан нахмурился:
- В своём снаряжении уверен? Всё сработает так, как должно?
- Да, - честно ответил Виктор, - Мне нужна лишь гроза.
Калибан кивнул, но не ушёл. Он опустил глаза и словно с неохотой промолвил:
- Я хочу увидеть её.
- Она никак не изменилась, - поспешно заверил его Виктор, - Не лучше ли увидеть её уже живой?
- Ты думаешь, я буду прятаться во время грозы? - резко спросил Калибан, вскинув голову, - Нет, создатель, где бы я ни был, я примчусь сюда быстрее самой молнии! Я увижу её рождение!
Он остановился также резко, как и вспылил. Виктор совсем не хотел впускать Калибана - визит в таком случае может затянуться, а поехать к сэру Малькольму он хотел как можно скорее. Калибан сейчас не выглядел грозным или пугающим. Ему нетерпелось увидеть ту, которую он уже любил. Заранее принимал все её недостатки, заранее боготворил и готовился посвящать целые поэмы ей одной. Но у них будет вечность. Тем временем Виктор кое о чём подумал:
- Скажи, а ты знаешь что-либо об убийствах молодых девушек?
- Что ты имеешь в виду? - спросил Калибан. В его глазах читалось непонимание.
- В городе убили несколькиз девушек, - начал объяснять Виктор, - Все молодые, у всех страшные ранения, у последней так и вовсе нет крови. Она была полностью обескровлена.
- И ты думаешь, что такой монстр, как я....
- Нет, - твёрдо прервал Калибана Виктор, - Я всего лишь хотел спросить, знаешь ли ты хоть что-то об этом. Может, видел что-то или слышал....
Калибан, решив, очевидно, поверить в то, что Виктор не имел в виду его самого, задумался, но в итоге покачал головой.
- А какое тебе до этого дело?
- Я.... Меня.... - замялся доктор, - .... Вызвали  полисмены посреди ночи. Подумали, что я смогу чем-то помочь. Очень странное дело.... Вот и всё.
- Не смей отвлекаться, - прошипел Калибан, - Для тебя ничего не должно быть важнее моей невесты, Франкенштейн!
- Уж поверь мне, для меня нет ничего важнее, - веско заявил Виктор, не пряча взгляд. Это была чистая правда. Калибан приподнял голову, едва ли не впиваясь глазами в создателя.
- Я приду позже, - сказал он и ушёл. Виктор тут же закрыл дверь и прислонился к ней. Его жизнь вся была поглощена террором. Он мечтал о буре.
Часом позже Виктор вышел на улицу и пешком отправился к особняку сэра Малькольма. Позволить себе тратить деньги на кучера так часто он не мог. К тому же, пешие прогулки полезны для здоровья. Одет доктор был в свой парадный костюм, явно не новый, но старательно вычищенный. Доктор смутно осознавал, что выглядел довольно привлекательно, будучи высоким молодым человеком, сносно одетым и, самое главное, имея взгляд временами несколько отстранённый вследствие отсутствия заинтересованности, а временами безумный. Точнее сказать - страстный, ибо своему делу Виктор был предан полностью.
Великолепная погода словно дразнила его. Стараясь не ступать по грязи, доктор шёл вперёд, изредка обращая внимания на окружающий мир. Обычно во время прогулок он вёл себя наоборот - часто рассматривал те или иные детали жизни чужих людей, порой видя прикосновение самой природы в столь простых вещах, как, например, сама улица, в её запахах, в свечах, в лошадях.... Что неизменно напоминало ему о Протее.
Не больше получаса понадобилось доктору, чтобы добраться до особняка. Он окинул дом взглядом. В такой роскоши жить.... Виктор не знал, отказался бы он. Возможно, немного отремонтировать свою квартиру было бы нелишним.... Но, как однажды выразился сэр Малькольм, у Виктора душа поэта, и на что сам Виктор ответил "и соответствующий счёт в банке".
Вскоре после стука в дверь её открыл вечный друг мистера Мюррея - темнокожий выходец из Сенегала Сембен.
- Добрый день, - поприветствовал знакомого Виктор, - Я хотел бы встретиться с сэром Малькольмом или мисс Айвз. А ещё лучше с ними обоими.
- Сэра Малькольма нет дома. Отправился на стрельбище - ответил своим глубоким голосом Сембен, - Но, полагаю, мисс Айвз будет рада встретить вас, доктор. Проходите.
Сембен открыл дверь полностью и отошёл в сторону, позволяя Виктору пройти. Тот кивнул и зашёл в дом, как всегда первым делом обращая внимание на огромную лестницу, ведущую на второй этаж, где, в свою очередь, располагалась комната Ванессы. Виктор хорошо помнил то помещение. Он практически жил в особняке, поддерживая мисс Айвз в борьбе с демоном вместе с сэром Малькольмом, Итаном Чендлером и Сембеном.
- Проходите в гостиную, - учтиво предложил Сембен.
- Да, - сказал Виктор. Он вошёл в просторную гостиную и свободно устроился на удобном диване в ожидании мисс Айвз.

Отредактировано The 11th Doctor (2015-05-23 23:46:00)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC