Crossover: The World Is Not Enough

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Wolf's chains

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

THE WOLF'S CHAINS

http://sa.uploads.ru/t/NR59m.gif

http://sa.uploads.ru/t/AxHqG.gif

http://sa.uploads.ru/t/5GL8x.gif

http://sa.uploads.ru/t/yLAkO.gif

http://sa.uploads.ru/t/JaRy2.gif

http://sa.uploads.ru/t/KzBgu.gif

Место действия: лес, мотель, как обычно.
Время: начало СЕДЬМОГО сезона (по просьбам собравшихся). И пошло-поехало.

Фандом: Supernatural
Участники: Sam & Dean Winchester

Описание:Смотри, кого ты снимаешь в очередном баре.
Прислушайся к тому, что сидит внутри.
Присмотрись: кто идет по твоему следу.
И ответь - кто теперь ты?

Отредактировано Sam Winchester (2014-10-26 14:27:31)

+3

2

Когда Дин возвращается утром в мотель, чувства его одолевают противоречивые. С одной стороны, оторвался, отдохнул, мужик ты, или не мужик? С другой… чтоэтобыло? Какой-то бар, какая-то девчонка, не особо и симпатичная, не так чтобы в постели хороша. Какой-то мужик, у которого взялся ее отбивать. И отбил! По-честному, соревнование-то его интересовало больше, чем девчонка, мужик тот так злобно зыркал, так злился, будто выпрашивал, чтоб его оставили в лузерах. А Винчестер не отказывает, если долго просят. Особенно когда совсем недавно проводил в последний путь непутевого друга-ангела, перед тем слетевшего с катушек. Да и с братом как-то неладно. Все трясешься, как бы чего не вышло, жрешь плохо, спишь вполглаза. Нет, а как еще? Ебнет парня новыми глюками и придушит тебя в постели, приняв за кого-нибудь «не того». 
В общем, вечер затевался как расслабляющий. И вроде получилось… Но странное ощущение, будто он что-то упускает, не оставляет. В дороге Дин припоминает подробности вечера и ночи, те, что удается – бухла-то вчера хватило.
Вот он сидит в баре с Сэмом, говорят о Касе, напиваются. Потом эта девчонка, он начинает к ней клеиться, вроде в шутку, а когда замечает конкурента – и всерьез. Сэмми закатывает глаза и фыркает, он в ответ без запинки оттарабанивает сколько именно месяцев дней и часов назад трахался в последний раз («А кто виноват? То у него души нет, то в мозгах беспорядок!»). После этого Сэм уходит, и Дин знает, что тот расстроен и задет, но ему наплевать, завтра утром он вернется в мотель, и помирятся.  Не одному же дорогому Сэмми курвиться, у него тоже есть права и желания. О, еще какие желания! Потом еще виски, незнакомый дом, торопливый секс… что за спешка? Как будто хотел отделаться поскорей. А может, и хотел. А потом... Потом… Потом утро, и он идет к Сэму. Как-то сразу: ни пробуждения, ни дома, в котором провел ночь, будто в коме. И это странно: ладно бы вчерашний вечер забыл – бутылку бурбона одному выкушать – мог и с феями разговаривать и на столе танцевать с представителями внеземного разума. Но вечер как на ладони, а провалы в памяти все утренние. Херня какая-то.
Он предполагает, что Сэм как раз завтракает, и оказывается, что угадал. На минуту даже кажется, он чувствует запах салата, помидоров и оливкового масла, еще в коридоре. Вот что значит воображение, особенно, когда хорошо знаешь своего брата. И голоден!
- А что-нибудь посерьезнее твоего корма найдется, кроля?
Дин оттесняет открывшего ему брата, вваливается в комнату и первым делом лезет в холодильник. Чтобы полюбоваться пустыми полками, ага. Вздыхает. Сглатывает. Захлопывает дверцу.
- Готов отдать чью-нибудь жизнь за стейки с кровью. И как можно скорее, - выдох, тоскливый взгляд на лоток с салатом. Попробовать, что ли? Прежде, чем брат успеет остановить. Дин хватает из контейнера самый крупный лист салата, сует в рот. Жует долго, что твоя корова. Или собака, что чавкает травой с голодухи. Гадость. Еще и пахнет... Стоп, это не салат!
- Эй, Сэмми, а когда ты в последний раз мылся?
Комнату наполняют запахи: того самого салата, многодневной пыли, оружейной смазки. С улицы тянет сигаретным дымом и мокрой землей, там начинается дождь и кто-то курит на крыльце. Но больше всего здесь, внутри, ощущается запах брата. Как будто обнял крепко и сунул нос куда-то в шею под волосами – запах знакомый, успокаивающий и обычно даже приятный. Только в десятки раз интенсивнее.

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 20:49:37)

+3

3

Нет, на самом деле, в глубине души Сэм полностью и безоговорочно любит своего брата. Вот этого хамоватого бесцеремонного напыщенного придурка, каким Дин постоянно себя выставляет перед всеми, а те и не против видеть в нем только яркую дерзкую оболочку. Пустышку. И только Сэм знает, что на самом деле Дин плачет над мелодрамами (хотя, едва ли это можно назвать огромным плюсом), обожает свою машину до потери пульса и готов продать душу и жизнь за тех, кто ему дорог. И как этим, кто входит в понятие "дорог", на самом деле повезло. И как они все тянутся к Дину - потому что он их локальный герой, каким был и всегда будет для Сэма. Так нельзя тянуться к пустышке.
Но когда брат ведет себя как откровенный говнюк из чистого упрямства и дурацких заскоков, даже Сэм не выдерживает. Он, черт возьми, живой человек и тоже устал. У него в башке до сих пор засел Люцифер, только кровавая боль помогает ему осознать, где реальность, а где фантазии, а этот урод...
- Дин, ты же несерьезно, - неверяще усмехается Сэм, когда они сидят в баре, расслабляясь после тяжелой долгой дороги. Дин, заинтересованно окидывающий взглядом "так-себе" девицу - не в Сэмовом вкусе - поворачивается к нему с самой вызывающей ухмылкой и отчетливо, будто по секундам считал, выдает, сколько он уже не трахался. И еще смотрит так, будто в этом есть его, Сэма, вина.
- Да пошел ты! - в сердцах говорит Сэм, кидает на стойку десятку и уходит, не оглядываясь. Впрочем, все как в старые времена: Сэм, как верный щенок, ждет в мотеле, читая свои "занудные книженции", Дин приходит в середине ночи или под утро, в разной степени опьянения и, в зависимости от той самой стадии, или валится мешком на кровать, или пытается растормошить Сэма на предмет "Мелкий, ты заснул, что ли? Почему так рано? Ты совсем не умеешь веселиться, Саманта!"
Урод.

Утро встречает Сэма одинокой кроватью напротив и, слава всем... да что теперь, даже Каса не осталось, чтобы хоть кому-то воздавать эту чертову славу... Хорошо, что без Люцифера и его не в меру язвительного языка. Рана на ладони не успевает как следует зажить, потому что надоедливый падший постоянно крутится поблизости и заглядывает в глаза, спрашивая: "Болит лапка, маленький Сэмми? Подуть?" А Сэм ему даже врезать не может. Хотя, может, только он и может, но проверять как-то не очень хочется. Страх, что Люцифер реальный, а все остальное - иллюзии Клетки, до сих пор приходит к нему в кошмарах.
Завтракает он тоже через силу, почти давится, но упрямо запихивает в себя привычный салат - как чувствовал, когда вчера покупал, и плевать, что он уже не такой свежий. Всяко лучше, чем то дерьмо, которое Дин гордо называет "гамбургеры и картошка фри".
Шаги возле двери он слышит очень поздно - даже странно, обычно по утрам Дин вваливается, как стихийное бедствие, довольное и сонное, а оттого - в самом прекрасном и самом опасном для Сэма настроении. Ну, вот, началось.
- Может, ты прекратишь называть меня кролем и жрать мой, - говорит Сэм с нажимом, - салат? И убери руки, ты их даже не мыл!
Как будто Дина это когда-то останавливало. Но если брат ест САЛАТНЫЙ ЛИСТ - значит, где-то что-то сдохло или Дин реально очень хочет есть. Это немного настораживает, а следующая фраза заводит в тупик. Сэм обиженно округляет глаза, принюхивается и неловко ведет плечами - ну, он мылся вчера и, возможно, уже не такой свежий, но все равно это не повод намекать на его неряшливость. Между прочим, из них двоих именно Сэм чистюля, так какого черта?
- Дин, с тобой вообще все в порядке? - спрашивает он, обводя брата взглядом. Какой-то всклоченный, напряженный, что ли, и почему-то возникает непрошеная ассоциация с охотничьим псом: те тоже замирают на месте и втягивают воздух, пытаясь учуять след. - Выглядишь... не очень. И что за внезапная любовь к стейкам с кровью?
Сэм замолкает, утыкается в салат, и интересуется, будто невзначай:
- Как прошла ночь?

+4

4

Почему, да почему. Мяса хочется, вот и весь разговор. Точно в подтверждение бурчит и урчит в животе. Дин пожимает плечами.
- Я со вчерашнего вечера не жрал. Мужчина хочет мяса, что странного? Не твою же зеленку мне рубать, братец Кролик.
Сэм выглядит нервным, как будто у него есть для этого причины. Салат его не ешь, кролем не называй – какие мы нежные. В принципе, понять можно, чего психует, но с хера ли? Или у Винчестеров только малышу-Сэмми можно все, а старшему хрен на палочке? Типа, радуйся, что теперь у младшенького глаза не пустые и холодные, а полны раскаяния и сожаления. Он рад. Нет, правда, рад, просто надеялся, все будет… немного по-другому. Чуть больше радости счастливого воссоединения, и меньше лжи. Но у них ведь никогда и ничего не бывает просто. Вот, например, о том, что в их тесном семейном кругу появился третий (глюк, конечно, глюк, но для Сэма-то настоящий!), Дин предпочел бы узнать… раньше. Что вы там говорили о счастливом воссоединении?
А теперь  он недоволен, что его бросают его одного. Огрызается. А как ты хотел, козлина, как ты хотел? Дин мог бы разозлиться, запала хватает, но организм словно взбесился, органы чувств вопят все разом, и это сильно сбивает с настроя. Вот и рявкнуть что-нибудь обидное на «как ночь прошла», не получается, заклинивает. Может, к лучшему. Сэм знает его слишком хорошо, чтобы отличить Дина «мы должны это повторить», от Дина «слава богу, ноги унес».
- Ничего так, - философски комментирует он, усаживаясь на краешек стола, выискивая в лотке с салатом хоть что-то привлекательное. Находит оливку, сует в рот… чтобы тут же выплюнуть наполовину разжеванной на пол. -  Дрянь! Как ты это ешь?
Привкус во рту остается мерзкий, и никак от него не избавиться, Дин морщится и это отражает его ощущения в целом: звуки вокруг слишком громкие, запахи слишком острые, а перед глазами мир как будто выцветает. Вот эта рубашка у Сэма разве не в красную клетку? И когда она успела так полинять? Даже цвет лица у брата странный. Дин протягивает руку,  похлопывает Сэма по щеке: на ощупь так же. Подносит руку к своему лицу, втягивает носом воздух – пальцы пахнут Сэмом. А  дотронулся всего раз-другой.
- Не понимаю, - нет, запах брата не такой,  как если уткнешься лицом в шею. Сейчас кажется, Дин сунул нос ему в подмышку. После того, как Сэм пробежал пару километров, да не налегке. А еще где-то поблизости явственно ощущаются другие подмышки. И одна пара – Винчестер чувствует, как брови ползут на лоб – точно женская. С каких пор он научился различать людей по запаху? И откуда тут женщины?
- Не уверен, что все хорошо, - начитает он. В дверь стучатся, и женский голос уточняет, когда они съедут, заодно напомнив об оплате. А Дин лихорадочно пытается объяснить произошедшее себе сам – и хрен.
- Слушай, я вчера ничего не принимал? Пил, помню, а еще? Похоже, у меня отходняк.

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 20:55:29)

+3

5

Дин определенно не в духе и, Сэм даже сказал бы, что нарывается. На ссору, на разговор, на скандал с дверными хлопками и попытками убежать от проблемы. Точнее, понять бы еще, в чем именно их проблема, и пусть они оба смутно догадываются, но сказать вслух не решается никто. Это... страшно, пожалуй. Страшно признавать свои слабости, да, Дин?
- Это не зеленка, Дин, прекрати, - все же говорит Сэм, терпеливо вздыхая и откладывая в сторону вилку. От греха подальше. Черт, он ведь надеялся, что хотя бы сегодня утром они разберутся и помирятся. Правда, Сэм не знал, что в качестве примирения Дин решит трахнуть какую-то смазливую девчонку. Отличное начало, всегда так делай.
А, ну, теперь все прояснилось. Ночь прошла так себе, на троечку, поэтому мы и удосужились притащиться утром и с порога начинать бросаться на все, что видим. "Что, не вышло, так сюда приполз?" - хочется съязвить Сэму, но он сдерживается и только поджимает губы. Конечно, снова он виноват - и в том, что Дин должен трахать девок по барам, и в том, что Люцифер в его голове мешает спокойно жить дальше, и в том, что брат превратился в агрессивного самца-полудурка.
- Знаешь, что... - не выдерживает Сэм, но тут брат настораживается, хмурится и Сэмово настроение мгновенно перелетает с отметки "Какого ебанного хрена, Дин?" до "В какую ебанную хрень ты снова вляпался, Дин?"
- Что значит, ты не уверен? - отрывисто спрашивает Сэм, хватая брата за подбородок и вглядываясь в глаза. Дин смотрит на него почти растерянно, как-то неуверенно моргает и его беспокойство начинает выбивать чечетку паники в груди. Брат не отвечает, горничная за дверью что-то болтает об оплате и в ее голосе явно слышится "Когда вы уже выметесь оттуда?" Но Сэм не собирается уходить, пока не выяснит, что за херня происходит с самым близким и, главное, пока еще живым человеком. - Черт, чувак, во что ты вляпался на этот раз? Сколько ты пил? Что ты пил после того, как я ушел, вспоминай! Та девчонка, она тебе точно ничего не подмешала? Что ты чувствуешь, ну? Тошнит? - вопросы сыплются бесконечным потоком, но Сэму как-то не до анализа своей речи: он вертит лицо Дина из стороны в сторону, смотрит, как реагируют зрачки, и вроде бы все нормально. На первый взгляд. Но все равно подозрительно - и эти его вопросы, и то, как брат щурится, и вообще, таких долгих отходняков, еще и после секса, у Дина точно не бывало.
Только этого нам сейчас не хватало.

+3

6

Сэмми выглядит так, как будто их единственная проблема в Дине. Будто бы это Дин избегал его как мог, врал, едва не довел себя и другого до смерти. Как будто у Дина, был выбор на этот вечер! Нет, лучше подцепить первую попавшуюся девчонку и кувыркаться с ней до утра, чем торчать в номере, жрать фастфуд и смотреть телек. Стараться быть друг с другом вежливыми. Ненавидит Дин это ебаную вежливость брата, в последние недели возненавидел.
Но вякнуть против Сэм ему не дает, хватает за подбородок, вертит головой, всматривается, сосредоточенный. Старший, малость охреневший от такого напора, и не сопротивляется, только вращает глазами, стараясь отвести взгляд от слишком близкого лица. Паника, а по-другому не назовешь страх, который Дин ощущает в каждом действии брата, тоже имеет свой запах, и сейчас он примешивается к тому, который он отчетливо чувствует последние полчаса.
- Ты боишься, Сэм, - отчетливо произносит он, и это не вопрос, а утверждение. Он снова втянул носом воздух. – Я чувствую, как пахнет твой страх. И женщину за дверью чувствую. Знаю, что она пролила на одежду кофе. И курит вишневые сигареты. Не понимаю.
Он долго молча рассматривает брата, вглядываясь в глаза, в которых – он-то помнит, оттенки зеленого мешаются с желтовато-карим. Ищет взглядом родинку на лице – крошечное, светло-коричневое пятнышко. Сэм нервно облизывает губы, и Дин уже встревоженно замечает, что и они и промелькнувший язык брата – неброского светло-серого цвета, темнее серой кожи лица и светлее сероватых волос.
- Сэмми… Кажется, я дальтоник, - и снова его обдает запахом паники, но на этот раз страх и в глазах брата, так что Дин чувствует себя взрослее и увереннее брата. Совсем, как раньше, когда тот был совсем пацаном, и вечно оказывался проблемой: то не хотел верить, то верил не в то. – Со мной порядок. То есть, херово, конечно, но мне не больно, я не умираю. Кажется. Из того, что помню, только пил, а девчонка… вроде, обычная. Вырубилась сразу… сразу после. Похоже, что и я. А потом помню уже как иду сюда. И жрать хочу, как волк, вот-вот слюнями ботинки залью. Может,  и подмешали мне что-то, не знаю. На знакомую дурь не похоже, в школе разным баловались... Ты скажи, с тобой ведь ничего такого нет? Не чувствуешь, как мои трусы пахнут?

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 20:57:30)

+2

7

Неожиданное беспокойство только усиливается, а Дин ни черта не помогает своими странными фразами. Вот нисколечко, только пугает еще больше. Сэм боится? Нет, пока только опасается, потому что его брат превратился в какого-то долбанного ищейку. Надо же, он что, правда чует запах сигарет той горничной или это такая шутка с похмелья? Может, какая-то наркота?
- Я не боюсь, Дин, - говорит Сэм, выпуская Дина из захвата. - Но я тоже не понимаю. Может, какие-то наркотики?
Он беспокойно шарит глазами по номеру, параллельно пытаясь вспомнить, какая хрень из того, с чем он сталкивался когда-то очень давно в Стэнфорде (полезно иметь хорошую память) и уже во время охоты может вызывать провалы в памяти, обострение нюха и как-то влиять на зрение. Дин продолжает говорить, пока Сэм рывком вытаскивает ноут из сумки и кладет его на стол, открывая крышку и включая.
И все же, слишком странное вещество. Ну, чувство голода и провалы в памяти еще можно объяснить - но, обычно, такое уже у законченных наркоманов, которые и слезть-то толком не могут и вечно жрут, как не в себя, но дальтонизм? Сверхнюх? А, может, это галлюцинации? Это мысль вызывает в Сэме вспышку веселья и он даже выдает нервный смешок. У него Люцифер, у Дина - какая-то хрень. Отлично. Вот уж точно братья - даже в дерьмо одно и то же влипают, как мухи.
- Ты придурок, - беззлобно отвечает Сэм, утыкаясь в монитор и открывая поисковик. С чего начать? Список более-менее доступных наркотиков, таких, что по карману какой-то среднестатистической девице в среднестатистическом городке. М-да, большая часть отпадает сразу же. - И нет, со мной все в порядке. Не я же трахаю непонятно кого, а потом прихожу обдолбанным в жопу.
Интернет работает на удивление быстро и уже вскоре Сэм полностью погружается в статьи. Героин? "Сонливость, вялость..." - уже не то, отпадает. Похоже на травку, но Дин говорил, что не курил, полагаться приходится только на его слова, значит - в "минус", тем более, если бы доза была большой - то же самое, что и с героином. Не амфетамин - "...отсутствует чувство голода...", отметается. Впрочем, пока - это самый возможный вариант, все остальное совпадает почти по всем параметрам. Болтливость, агрессивность - на лицо.
Сэм на мгновение переводит задумчивый взгляд на Дина - у того, в принципе, нормальные зрачки, немного расширенные, конечно, но это легко объясняется тусклым освещением и ранним утром.
- Что-то еще? - спрашивает Сэм, пролистывая сайт. - Тошнит, слабость или, наоборот, много энергии? Пить хочется? Как на свет реагируешь?
Вопросы стандартные и, вообще-то, принесут не так уж много пользы, но Сэму нужно, чтобы Дин отвлекся от своих "суперспособностей". Хотя бы до тех пор, пока они не поймут, что это за хрень такая.
А вот "галлюциногены" заставляют его подобраться. Похоже, чертовски похоже, кроме одного - контроль над телом. Сэм еще раз бросает косой взгляд на брата - тот продолжает то ли принюхиваться, то ли, наоборот, задерживает дыхание, его нос при этом забавно дергается. Дин вообще ведет себя неспокойно - то замирает на месте, а потом вдруг резко вскакивает и несется в ванную, возвращается и кривит лицо: "Слишком много запахов, слишком сильные". Или просто сидит на стуле возле Сэма и аккуратно втягивает воздух - а потом выдает, что, мол, мелкий, ты давно не трахался, может, тебе снять девчонку? Когда Сэм снова спрашивает про дальтонизм, Дин вместо ответа подвигает к нему тарелку салата и пихает прямо в нос:
- Что это? - спрашивает он, брезгливо указывая на помидор, и Сэм устало вздыхает. Вывод неутешительный. Конечно, есть вариант с ЛСД или галлюциногенными грибами, но...
Сэм комкает в руке листок с вычеркнутыми возможными препаратами и неаккуратно кидает его в мусорку, потому что бумажка пролетает мимо. И тут вдруг Дин снова замирает, медленно переводит взгляд с него на бумажку, снова на него, а потом наклоняется и кладет несчастный клочок бумаги обратно на стол.
И смотрит.
А Сэм смотрит в ответ.
- Знаешь, Дин, мне кажется, это все же галлюциноген. Дешевый, псилоцин, скорее всего, достать легче, чем выговорить, нужно знать, где, - Сэм, кашлянув, разворачивает экран к брату, благо, буквы и так черно белые, рассмотрит. Хотя, этот чертов дальтонизм пугает до чертиков - и тут лишь бы не явился этот самый Черт, потому что вот только Люцифера ему сейчас не хватало. - Выводится из организма в течении полугода, - сухо говорит он, глядя куда-то поверх плеча Дина. - Отпустит окончательно - возможно, к вечеру. Надеюсь, ты доволен, что трахнул ту девку. Спасибо за внимание.

Отредактировано Sam Winchester (2014-10-26 21:39:14)

+3

8

Сэм задает вопросы, буквально сыплет вопросами – только успевай отвечать, а потом и вовсе утыкается в ноутбук. Только время от времени и поднимает голову, требует ответов про самочувствие, координацию и ощущения. А ощущения – высший класс. И больше всего Винчестера беспокоит то, что «отходняк», который, вроде, должен слабеть со временем, только набирает силу. Органы чувств словно взбесились, и его одновременно оглушает звуками и запахами, а привычные вещи становятся совсем незнакомыми, теряя краски. На такое он не подписывался! Может, Сэм прав, и эта девчонка что-то добавила в его вечернее молоко? Тогда она прекрасная актриса, а выглядела-то простушкой совсем.
Он старается вести себя тихо, и выглядеть нормальным, хотя  до нормальности по ощущениям далеко, - Сэма беспокоить не хочется. Брат и так навзводе. Еще бы, сначала Дин его обидел, пустился во все тяжкие, как в старые добрые времена, а теперь еще притащился под утро, и извиняться не думает. Тоже как в старые добрые времена. Зато хвост проблем, которые притащил за собой и разгребать которые именно Сэму приходится, – очень даже из настоящего. Раньше у старшего Винчестера  с женщинами выходило проще, и без происшествий. Иногда мысли о возможных последствиях, конечно, закрадывались, но то были обычные, ожидаемые последствия: беременность, о которой сообщат через два месяца звонком с неизвестного номера, разъяренный отец, неожиданно вернувшийся муж, о котором его забыли предупредить, клофелин в водке, в конце концов! Не нюх как у собаки, и слух, как у орла… или как там в этой песенке поется? А нюх и слух обострялись… да и зрение, кажется, стало лучше. Только в выборе носков теперь придется с братом советоваться, чтобы из разных комплектов не нацепить. Или купить одинаковые, черные, тоже вариант. Перепутаешь, никто не узнает.
- Значит, до завтра точно закончится? – наконец-то хорошая новость! Дин едва смотрит на экран ноутбука, Сэму в этом вопросе он доверяет больше, чем себе. - Камень с сердца. А сейчас давай все-таки найдем какой-нибудь еды. Я уже готов тебя сожрать.
Он преувеличивает, Сэма есть не хочется совершенно. Может, укусить разок-другой, чтобы не смотрел этим сучьим взглядом, мол, и так уже наказан, смотри, неужели, не жалко? Жалко, судя по всему, потому что Сэмми молчит, обид не кидает, хотя и повод и основания налицо. А еще Дину стыдно. Притворяться перед Сэмом можно было хоть до самой смерти, но себя-то не обманешь, и от прошедшей ночи остались ему на память не только сверхобоняние и суперслух, но и чувство вины неприятным осадком в душе. Тупая ссора, дурацкая выходка. Таких пьяных придурков по стране еще поискать. Но ссора уже состоялась, остается только надеяться, что у него получится, как всегда, сделать вид, что ничего не произошло, замять для ясности. А здесь проблемы со здоровьем ему на руку: пока Сэм беспокоится за его жизнь, в драку не полезет, и нахер не пошлет. А потом, глядишь, счастливое спасение, и никто не вспомнит про старые обидки.
Он принимает молчание брата за согласие на плотный завтрак, садится шнуровать ботинки, и только тут вспоминает, какой именно диагноз поставил ему Сэм.
- Только знаешь, это не галлюцинация. Я  ч у я л  ту горничную. И тебя. Пойдем на улицу, я тебе докажу.

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 21:08:06)

+2

9

Дину лишь бы пожрать. Кто-то скажет - вы полжизни провели вместе, пора бы привыкнуть, Сэм, мелочи же, да только никто не подозревает, насколько Диновы привычки могут быть раздражающими. Например, уходить от разговоров в самый важный момент, хлопнув дверью и играть в обиженную замкнутую королеву драмы (да, Сэм тоже иногда этим грешил, но он, в отличие от брата, хотя бы пытался поговорить!); или вести себя как наглый похотливый кот, когда у них, вообще-то, дело нераскрыто, а Дин цепляется к свидетельнице, у которой, между прочим, умерла подруга! Забрасывать Сэмово сиденье жирными обертками из-под фаст-фуда, а потом ржать, когда на джинсах остаются масляные разводы - и это, блять, совершенно не смешно, Дин! Подпевать надтреснутым голосом и не вытягивать песни - особенно Сэм страдал, когда крутили небезызвестную "Scorpions - Still loving you", которую Дин считал своим долгом спеть ИМЕННО Сэму, ИМЕННО тогда, когда у того было херовое настроение, и ИМЕННО издевательски тянуть противное "ю" в конце припева.
В общем, Сэму было нелегко. Особенно - сейчас, когда в его башке, мать его, Люцифер, готовый выскочить в любой момент и лопнуть пакет с воздухом прямо над ухом, когда Дин, вместо того, чтобы просто молча поддержать и сказать: "Все будет хорошо, Сэм, мы выберемся" идет и трахает какую-то чертову девицу из бара, оставляет Сэма одного, а потом приползает под утро испуганный, раздраженный и с новым мешком проблем за спиной. Как будто ему, блять, всего этого мало.
Раздражение постепенно накатывает, заставляя, сцепив зубы, смотреть, как Дин совершенно беспечно наклоняется и завязывает шнурки. Сэму до ужаса хочется ткнуть брата мордой в пол, приговаривая, как котенку: "Кто это сделал? Кто снова нагадил? Кто виноват, Дин, кто?", но это точно будет глупо, да и он не двадцатилетний, чтобы вести себя, как мальчишка. А Дину так вообще тридцать четыре - и когда только время пролетело? И ведь и не скажешь, они оба еще неплохо выглядят, но морщины усталости и возраста понемногу искажают лица, превращая их в подобие тех, кем они были когда-то.
- Что значит "чуял"? - наконец, спрашивает Сэм, когда, поддавшись воспрянувшему настроению брата, он все же оделся и согласился на вариант "Пожрать чего-то жирного и чтобы гамбургер!". - Как собака, что ли?
Звучит странно, но нюх и дальтонизм... как-то наталкивает на определенные мысли. Сэм знает - изучал, когда очень хотел собаку, но... Да, проще думать, что это грибы. Вероятность уж куда больше, чем... Нет, бред какой-то.
Забегаловку они находят сразу же - Дин идет уверенно, словно родился в этом захолустном городке, и безошибочно входит в фаст-фуд, принюхиваясь и довольно щурясь, как кот. Да что же такое, что за день звериных ассоциаций?
Они садятся недалеко от входа, но в углу - больший обзор и смотаться, в случае чего, гораздо проще, чем переть через весь зал. К ним тут же подскакивает официантка - молоденькая, с темными длинными волосами и сверкающими глазами - даже странно, время еще достаточно ранее, а она уже бодрая, - а потом она принимает у них заказ, поглядывая на Сэма, и ее оживление становится вполне понятным.  А еще она чем-то похожа на Руби - во всяком случае, ее вторую и самую "запомнившуюся" версию, и Сэму становится немного не по себе. Он вежливо и немного нервно улыбается девушке и поворачивается к Дину.
- Слушай, - говорит он, кашлянув, - наверное, нам все же нужно... поговорить. Я имею в виду, что если это действительно всего лишь галлюциноген, нам здорово повезло. Ты в курсе, что она могла подсыпать тебе что угодно? - А ты бы и не заметил, придурок. - И твой поступок - реально дерьмовый, Дин.
Ладно, возможно, последняя фраза была несколько... компрометирующая, но черт, он ведь прав!

Отредактировано Sam Winchester (2014-10-29 15:09:37)

+2

10

Доказать подлинность своего вдруг проснувшегося дара - раз плюнуть. Пару раз угадать бродягу за углом (да такую вонь он и на соседней улице учуял бы), безошибочно отыскать закусочную в незнакомом районе -  и готово. Сэм удивленно таращит глаза и выглядит нервным, Дина сейчас куда больше занимает перспектива наконец-то поесть. Аппетит проснулся зверский, и ничего удивительного, почти сутки прошли с тех пор, как они обедали. Вечером, до встречи с той девчонкой, только по пиву и взяли. А потом Дин только добавлял.
Сэм выглядит недовольным и встревоженным. Трудно определить, чего в его хмуром взгляде больше, иногда кажется, что беспокойства за брата, а иногда - обиды на него. Пока они идут, молчит, и Дин заключает, что все-таки волнуется братишка за него больше, раз не берется выговаривать. Зато стоит жопу прижать - становится ясно, что поторопился с выводами.
Старший Винчестер знает, что сделает в ответ на претензии: закатит глаза и как-нибудь защитно огрызнется, вроде "Да, я поступил неправильно, признаю, доволен? Вот и поплатился"! Сразу и вину признал и одеяло на себя дернул - мне плохо, а ты со своими нравоучениями. Низкий прием, детский, зато срабатывал часто. Хотя с Сэмом реже других, того с намеченного курса бульдозером не свернуть: раз уж решил пиздюлей вставить - вставит. Однажды даже в Стэнфорд свалил, только "пока" процедил сквозь зубы. Так и бросил посреди комнаты беспомощно пялиться в спину да хватать ртом воздух, как задыхающаяся на берегу рыбина. Дин и пялился, и задыхался.
Вспышка воспоминаний такая неожиданная и яркая (еще и потому, что там, в его воспоминаниях, жизнь еще полна красками, которых теперь он не различает), что Дин зажмуривается и протирает глаза. А ведь Сэм сейчас себя, наверное, так же  чувствует. Думал, они навсегда вместе, видел будущее, какое ни безрадостное, а вместе. И он-то уже одним тем, что не отверг, не отказался, эту надежду поддерживал. И душу у Смерти выкупил и носился как с ребенком. Он и правда собирался ведь, собирался быть рядом, думал, вот оно, все, что надо. Но только один раз пошло не так - забил, бросил, обиделся. Как же, его, Дина Винчестера, оттолкнули, обманули. Да и кто, Сэмми, его Сэмми... И послал тогда Дин Сэмми подальше, ушел разбавить безрадостные мысли выпивкой. А Сэм со своими остался. И если ему верить - а как тут не поверишь, разве ж такое выдумывают? - у него не только мысли в компании.
Чертов Люцифер, чертова Клетка. И бедный его братишка.
- Это не галлюциноген. Тебе недостаточно доказательств? - он не огрызается, как собирался, только устало вздыхает и поднимает глаза. - Я чувствую запахи настолько хорошо, что могу...
Дин переводит взгляд на замершую рядом женщину. Та с явной заинтересованностью смотрит на Сэма, и отдаленно напоминает суку-Руби.
- Четыре гамбургера, салат и другую официантку, - выплевывает он категорично, и в глазах девушки, перед тем, как она бесследно исчезает в недрах кухни, мелькает страх.

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 21:12:03)

+2

11

С ними так часто случалась какая-то сверхъестественная хрень (они даже умирали несколько раз), что удивляться тоже особо нечему. В сравнении с Адом, странная девица, охочая до интрижек с упоротыми мужиками, кажется почти невинной девственницей. И Сэм бы оставил это в покое, даже постарался закрыть глаза на участие Дина во всем этом - в конце концов, кто, как не Сэм знает, что для брата это все интрижки на одну ночь и даже не интрижки вовсе, а так, детское слепое желание "Вот отомщу, пусть знает, как это больно!"
Да только Дин приполз под утро не с какой-то венерической болезнью (черт с этим, вылечил бы, никуда не делся), а со странными прогрессирующими симптомами... непонятной хрени. Нюх, слух, дальтонизм, черт возьми, дальтонизм! И пусть Сэм сказал вслух, что до вечера должно пройти, внутри закрадывалось чувство, что ничего не пройдет. Ни один наркотик, даже самый сильный, не мог вызывать такое. Он просто не знал, что делать дальше, и оставалось только... ждать. Пока хоть что-то не прояснится.
Впрочем, происходящее абсолютно не трогало самого Дина.
- Черт, Дин, - шипит Сэм, бросая вдогонку испуганной официантке виноватый взгляд, которого та не замечает, - что за хрень ты творишь? Она ничего не сделала, ты ее напугал!
Брат смотрит в ответ абсолютно невинными глазами и самодовольно ухмыляется - хотя есть в этой усмешке что-то еще, но Сэм не может понять что именно, - и нетерпеливо барабанит пальцами по столу. Озирается по сторонам, словно принюхиваясь, прислушиваясь - да что же такое, в самом деле?
- Дин, хватит! - раздражается он в конечном счете, когда официант - видимо, Дин знатно напугал ту недо-Руби, раз они даже паренька подослали, - приносит им их заказ. Брат набрасывается на еду так, словно не жрал минимум неделю, сопровождая все это бурным чавканьем и почти звериным рычанием. Сэм застывает над своим салатом и с неприкрытым недовольством, и только где-то в глубине души - испугом, наблюдает за... этим. Дин прикрывает глаза от удовольствия и вдруг больше всего походит на какого-то дорвавшегося до добычи хищника.
- Эй, с тобой все... в порядке? - аккуратно спрашивает Сэм, когда третий гамбургер с невероятной скоростью исчезает в его брате, а окружающие понемногу начинают коситься на странную парочку. Он может поклясться, что со стороны кухни за ними также наблюдает не одна пара глаз.

+1

12

Мясо в бургерах мерзкое. На вкус как будто носок жуешь. Дин вот носки не пробовал, но сейчас почему-то не сомневался, что на вкус тот был бы именно таким: сухим, безвкусным и пахнущим чем угодно, только не мясом. Ему хотелось свежего и сочного, но он все равно набросился на еду, как одержимый. Только выбросил куски булки, в которые была запрятана котлета из носков.
- Они их из бумаги, что ли, делают?
Он глядит на Сэма и перехватывает взгляд. Тот выглядит как минимум напряженным, а вернее сказать, испуганным, и к салату даже не притронулся. Что он так нервничает, не из-за девчонки же? Хотя, наверное, зря он на нее накинулся, но сейчас, когда ее нет рядом, спокойнее. Его и раньше раздражали девчонки, крутившиеся вокруг брата, после возвращения того из Клетки это усилилось, но теперь Дин с уверенностью мог сказать, что перешагнул в ревности границы нормы. Может, это из-за его новых способностей? Он чувствовует запах. Тот, который она сама едва ли может различить. Это запах ее желания, и он должен привлечь к ней объект ее интереса. Дин хмыкает. Вот, как оно действует. А он-то идиот, думал, что на длинные ноги ведется.
- Нет, Сэмми, со мной не все в порядке , - качает головой, глядя на брата. Хочется выплюнуть последний кусок котлеты, но он справляется. - Я чувствую запах моющего средства от этих тарелок и слышу, как под полом этой забегаловки скребется мышь. Так не должно быть, тебе не кажется? А еще я бы съел целого быка, сырым. И когда я вижу вон ту псину , - тычет пальцем в окно, на пекинеса на другой стороне улицы, - мне хочется откусить ей голову, чтобы не тявкала. Но я ума не приложу, что случилось. Может, я становлюсь перевертышем? Ну, знаешь, как в этих сказках, где укушенный оборотнем оборотнем и становится. Хотя меня никто не кусал уже довольно давно...даже, - в памяти пронеслась прошлая ночь и он смущенно закашлялся. Нет, там все было традиционно. - Даже просто...так. Мы же на рейфа охотились! Никаких перевертышей, шейпшифтеров... Слушай, а у нас могут быть общие галлюцинации?
Дверь кафе со скрипом распахивается и он замирает, замолкая на полуслове. Сквозняк приносит новый запах, Дин готов поклясться, что знает его. Как и в том, что запах исходит от остановившегося на пороге человека.
- Вампир, - выдыхает он, прежде чем сорваться с места.
Погоня выходит безумной: они собирают грязь во всех подворотнях, скачут по крышам, врываются в толпу на центральной улице. Кровососа он догоняет. Потому что ни разу за всю гонку не потерял след - шел по запаху, как чертова гончая.
Когда на чердак, где старший настиг тварь, подоспевает отставший Сэм, Дин уже стоит над трупом, держит в руках голову вампира, и жадно раз за разом втягивает трепещущими ноздрями пропитанный запахом дурной крови воздух. Хлопнувшая за спиной дверь заставляет вздрогнуть, голос брата - очнуться.
- Я оторвал ее , - растерянно бормочет Дин, поворачиваясь к нему. Голова, которую он держит за волосы, качается, обращая к Сэму искаженное отвратительной гримасой безжизненное лицо. - У меня не было оружия и я ее просто оторвал.
Выражение лица у брата такое, какое должно быть у слепца, ориентирующегося по голосу, и Дин вдруг понимает, что света на чердаке почти нет. Что не мешает ему видеть, словно за окном белый день.

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 21:18:24)

+1

13

Когда ваш брат или любой другой родственник ведет себя странно, первое, к чему вы склоняетесь - наркотики. Чаще всего это расширенные зрачки, чрезмерно активное или наоборот, слишком вялое апатичное состояние, и резкие приступы смеха, и болтливость, и полубезумный затуманенный взгляд. Сэм так и сделал - ошибочно посчитал себя и Дина нормальными людьми. А ведь за столько-то лет и смертей можно было обзавестись хоть какими никакими мозгами.
В их случае наркотики - последнее, на что можно списать странное поведение. С Винчестеровской удачей им не умереть от случайной попутки или провалившись в люк, хотя, Гавриил, конечно, доказывал обратное с более чем маниакальным упорством. С их счастьем, если от этого проклятия (или чем бы эта хрень не была) Дин не скончается за сутки или не превратится монстра, это и вправду будет... ненормально. Чертовски здорово, но... несбыточно. Не с ними.
Слова о перевертыше заставляют Сэма замереть и уставиться на Дина во все глаза. А заодно и проклясть себя (и Люцифера, чертов спятивший падший) за то, что не подумал раньше. Вернее, подумал, но отмел как незначительное, невероятное. Поверил, идиот, на мгновение, что все правда может обойтись случайной интрижкой на стороне и наркотиками. Боже, он и вправду идиот.
Дин ведет себя почти как обычно, за исключением пренебрежительного (в случае с его братом - более чем) отношения к любимому фаст-фуду, а потом замирает, почти как Сэм, и младший думает, что, может, Дин пришел к какому-то выводу, который пока безрезультатно стучится в его собственную голову.
- Дин, общие галю... что? - он беспомощно наблюдает, как в одно мгновение брат срывается с места, обронив одно-единственное слово, и выскакивает на улицу. Сэм даже не успевает закрыть рот и едва не сворачивает шею, пытаясь усмотреть за братом, который стал... определенно быстрее, чем раньше, черт возьми, такой скорости Сэм не видел ни у одного нормального человека, а потом спохватывается и вылетает следом, не успевая даже бросить чаевые.
Это все напоминает какое-то сумасшествие и он устал думать о том, что это вполне обыденно.
Но все оказывается еще хуже, когда он не может найти ни Дина, ни того злополучного незнакомца, которого он даже не успел рассмотреть, а Дин, надо же, учуял. Учуял. Как собака. Идея с перевертышем кажется уже не такой безумной, а спустя пятиминутный марш-бросок по улице - и вовсе самым нормальным из всех. Но по словам Дина, его никто не кусал. Ну и что это тогда за хрень?
Сэм останавливается на третьем или четвертом перекресте и бестолково вертится по сторонам, пытаясь высмотреть хоть что-то отдаленно напоминающее его спятившего брата, и отчаянно надеется на то, что побежал в правильном направлении. Потому что Дин, вообще-то, безоружен. Против вампира, если это правда он и Дин его, ха, учуял... Это до сих пор не укладывается в голове, но тут Сэм замечает, как юркая тень мелькает между домов на той стороне улицы, а следом бросается другая. Он судорожно вздыхает и бросается на проезжую часть, едва уворачиваясь от противно сигналящей легковушки, и и бежит в тот переулок, где исчезли его брат и вампир, решившие поиграть в "догонялки". Полузаброшенное здание оказывается прямо перед ним, явно выломанная дверь - тоже, на стенах - куски то ли содранной, то ли обтертой кем-то краски, и Сэм идет по этим следам, как чертов следопыт. Наверху тихо - но Сэм готов поклясться, что еще минуты две назад там точно можно было услышать звуки борьбы. На сердце неспокойно, в чертовом доме темно, и чем выше он поднимается, тем меньше света проникает сквозь заколоченные окна.
Чердак встречает его кромешной темнотой и тяжелым металлическим запахом. Горло пережимает спазмом, он судорожно вцепляется в косяк двери и пытается вглядеться в темноту.
Дин не мог умереть. Да, он был безоружен, кажется, то и вправду был вампир, судя по тому, как резво он убегал, но... нет. Дин не мог. И Сэм обязательно надерет ему задницу, как только... как только окажется, что брат жив и здоров.
- Дин? - осторожно спрашивает он, не решаясь зайти. И как же сложно признаться самому себе, что по большей части оттого, что боится наткнуться на еще теплый труп и узнать в нем... не стоит.
Знакомый голос звучит благословением, но вот их смысл - проклятием. Оторвал. Голыми руками. Сэм устало улыбается и едва слышно, с небольшой долей истеричного смеха, фыркает. Слава Богу, живой.
- Такое... такое случается, Дин, - почти мягко говорит он, по прежнему ничерта не видя, - когда шляешься по сомнительным барам и спишь с сомнительными девчонками. Правда, обычно цепляют герпес или еще какую-то херню пострашнее, а ты... ну, будем считать это охотничьим хламидиозом. - Сэм снова выдает смешок. - Не знаю, что ты сейчас делаешь, потому что здесь темно, как в заднице, ты в курсе? но подойди ко мне, пожалуйста, и пойдем отсюда. Кажется, это серьезнее, чем наркотики, а?
Он разворачивается и на ощупь идет обратно, задумываясь, какого черта им все это именно сейчас.
- И выбрось голову.

Отредактировано Sam Winchester (2014-11-29 20:09:15)

+1

14

Сэм смеется нервно, но с облегчением. Один бог знает, что он там себе надумал, пока искал его следы, ведь Дину даже в голову не приходит дождаться, не бросать одного. По правде говоря, он вообще не помнит, как здесь оказался. Помнит, как тренькнул колокольчик над дверью, впуская очередного посетителя вместе со струей осеннего воздуха с улицы, помнит, как почувствовал смешанный с запахом кофе и мокрого асфальта аромат свежей крови и мертвой плоти. А потом мир схлопнулся, сжался до единственной фигуры, замершей в дверях так неподвижно, как умеют только мертвые. Он не видел, куда бежал, не замечал препятствий, не слышал криков. Это была охота: только он и его жертва. И когда тут, на чердаке, тварь наконец-то поняла, что ей не сбежать и развернулась, принимая бой, он чувствовал злое ликование. Не колебался ни минуты, совершенно безоружный перед невероятно сильным и почти неубиваемым существом.
И оторвал голову. Дин сглатывает, поднимает мертвую голову, смотрит в распахнутые глаза и тянет носом. Наконец брезгливо оттягивает пальцем губу. Вот оно. Клыки. Острые, как иглы, таких не бывает у людей. Все-таки вампир. По крайней мере, что бы с ним ни происходило, как бы это ни походило на безумие, он убил вампира, а не невинного человека.
- Вампир, - повторяет он вслух, зная, что брату это тоже нужно. Пожалуй, даже больше чем ему самому. – Все в порядке, Сэмми. Это вампир.
Тут он, конечно, хватил. Ничего у него не в порядке. Но в ситуации, где уже ничего не изменишь, остается только смириться и решать проблемы по мере их поступления. Он бросает голову, вытирает окровавленную руку о джинсы и направляется к лестнице, опережая Сэма на шаг. На улице останавливается, не рискуя выйти из подъезда без предварительного критического осмотра: наверняка, в крови не только джинсы. Обернуться к брату, призывая оценить внешний вид, - и теперь, в свете дня, от него не ускользает пролегшая между бровей Сэма глубокая морщинка и тяжелый, наполненный сомнением взгляд.
- Слушай, мне, правда чертовски жаль. Черт меня дернул остаться тогда в баре. И что ты теперь со мной разгребаешь это дерьмо – нечестно, - он разводит руками. Извинения звучат жалко. На месте Сэма он бы разразился яростной отповедью, может, съездил по роже. Сэм молчит. Боится его внезапно возросшей силы? Едва ли. – Прости.
Он должен был это сказать. Потому что превращается в настоящего монстра и так быстро, как не бывает после укуса перевертышей. Он превращается в неизвестного монстра и, может, уже сегодня к вечеру Сэму придется убить его, чтобы выжить самому. Тогда будет повод порадоваться, что получил отпущение грехов заранее.

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 21:23:10)

+1

15

Сожаление - это знакомо. До чертиков знакомо, да только Сэм уже давно уяснил, что слова остаются словами. Особенно, в случае Дина. Прости, мне жаль, ты - монстр, отец приказал остановить тебя, обещал не искать - "Ты должен был искать, Сэм!" - да, должен был, да что толку? Что толку говорить, когда все уже произошло? Сэму тоже много чего жаль.
- О, неужели это в тебе еще осталось? Жаль, - саркастически улыбается Сэм, бессильно опуская руки вниз. Усталость давит, но злость просыпается куда раньше. - И что дальше? Раз уж это нечестно, что, разгребешь это дерьмо один? Серьезно? Ты, Дин, в очередной раз подумал своим членом, признай это. Что, неужели ты так сильно скучал по перепиху в мотелях с первыми попавшимися девками? Ну так почему нельзя было сказать мне раньше, до всего этого? Господи, да я на тебя бы даже не посмотрел! - он взмахивает рукой, наставляет на брата палец, шумно выдыхает, ходит из стороны в сторону - переулок небольшой, и Сэму тесно, но еще теснее сдавливает внутри. Он делает все, лишь бы не стоять и не смотреть на это виноватое выражение. Толку теперь, толку?
- Ты ведь в курсе, что если... если то, что с тобой происходит усугубится, мне придется... Господи, ты вообще понимаешь, на что ты меня обрекаешь? Ты, блять, о чем думал в тот вечер? Что, раз не дал, так надо взять у перв... - Сэму хочется схватить брата за шиворот и ткнуть, как котенка, но вместо этого он просто сжимает кулаки и снова выдыхает, пытаясь успокоиться. Если они сейчас поссорятся еще больше, ни к чему хорошему это не приведет. Слова пустые, ты же помнишь, Сэм, уж Люцифер-то должен был тебя научить. Не верь словам. Нужно делать, а не болтать.
- Поговорили. Поехали обратно, будем подключать Бобби, - почти не глядя бросает он, разворачиваясь и направляясь к выходу. И только потом вспоминает, что Дин, вообще-то, весь в крови. Вампирской, что не может не утешать, хоть немного. Сэм останавливается, стягивает с себя куртку и подходит обратно.
- Надень. Ключи? Стой здесь, я подъеду. Не высовывайся, если снова учуешь вампира или еще какую-то хрень - только копов нам сейчас не хватало.
Всю дорогу до мотеля Сэм молчит, краем сознания понимая, что все худшее еще впереди.


Он дозванивается до Бобби только на третий раз. Старый охотник, судя по голосу, или спал, или бухал - неужели выдались свободные деньки? - судя по настроению - и то, и другое вместе, а Сэм его выдернул прямо с бодуна. На часах - уже около часу дня. Дин бы точно порадовался или обзавидовался, да только он сейчас немного невменяемый отрыватель голов с собачьим нюхом и скоростью.
- Ну и что это может быть? - спрашивает Сэм, порядком устав объяснять симптомы ворчащему старику. Все-таки с бодуна люди - ужасные собеседники. С братом еще хоть как-то ужиться можно. - Только не говори, что...- Поздно. В ухо противно пищат гудки, и Сэм вздыхает, откладывая телефон и открывая крышку ноута. Время искать сверхъестественные сайты, а это гораздо хуже, чем более-менее точные статьи по медицине и наркотическим эффектам. Ну почему у них ничего не может быть просто?
- Давай договоримся, Дин, - говорит он, внимательно глядя в зеленые глаза. - Ты сидишь рядом, никуда не выходишь и если что-то чуешь - говоришь мне, ладно? Я постараюсь... постараюсь справиться как можно быстрее, Бобби тоже обещал поискать.

+1

16

Вопрос Сэма не требует ответа, так что Дин решает не сотрясать зря воздух. Тем более что чувствует себя действительно виноватым.  Все ждет, когда в ответ на несправедливые слова брата в душе поднимется злость, но перед внутренним взором все стоят больные глаза младшего, и вместо горячего гнева накрывают усталость и горечь. Он даже себе солгать не может, будто не понимал, что делает. Отлично понимал. Да, к черту!
- Бобби перезвонит, - роняет он, стягивая безразмерную куртку Сэма со своей черной от крови ветровки. Не нужно пояснять, что слышать телефонный разговор с другого конца комнаты и без всякой громкой связи – ненормально, Сэм и так поймет. – Придет в себя, и перезвонит уже с готовыми версиями. Он всегда так делает.
Куртка Сэма теперь выглядит почти так же плохо, как его собственная, никакая стирка не поможет, а сдавать в химчистку такую вещь – лучше сразу пойти в полицию. Хорошо, что они охотятся не первый год, и запасная есть. А эти – выбросить. Или лучше сжечь где-нибудь за городом, чтобы уж точно никто никогда не наткнулся. А то мало ли.
Дин все время думает про этого убитого вампира. Как он легко его убил, как шел по следу и чувствовал запах, ни на мгновение ведь не потерял – во что он превращается? Мысли безрадостные, но это все лучше, чем представлять отчаянный взгляд Сэма и грызть себя за то, чего уже не исправить. Нет, Дин не бежит от неприятного разговора, просто сейчас не время. Потом, когда все закончится, он, конечно, попытается все объяснить. Согласится, что мудак, попросит прощения, пообещает сделать все, чтобы заслужить доверие брата снова. И может, если он сумеет доказать свою искренность, Сэм его простит. Хочется надеяться, потому что в противном случае, будущее кажется каким-то слишком уж дерьмовым. Но пока не лучшее время для примирения. Потому что брат прав, если он облажался так, как они оба боятся, в какой-то момент Сэму придется его прикончить. И лучше, если в этот момент он будет обижен и зол. Предательство для этого – отличный повод.
Он сбрасывает окровавленную одежду и направляется в душ: задать Бобби нужные вопросы, Сэм сможет и без него, а пожалуй, даже справится лучше. Разговор их Дин прекрасно услышит и через шум воды и сквозь закрытую дверь, а запах вампирской крови раздражает и вызывает тошноту, не говоря уж о том, что мешает ощущать другие запахи. С момента, когда началось его превращение, прошло меньше суток, но с отбитым обонянием, Дин уже чувствует себя ослепшим.
Бобби действительно перезванивает. Он только-только начинает смывать кровь с плеч, когда телефон Сэма разражается трелью. Вдогонку к нескольким нелестным характеристикам в его адрес, Бобби выдает две рабочие версии: проклятье и заклинание. Первое может быть как наложено конкретно на него, так и быть результатом необдуманных действий («Пусть вспомнит, где его хер носил»), второе почти наверняка предназначено лично ему («Ищи обиженных»). Больше, располагая столь малым количеством информации, Бобби сказать ничего не может. А учитывая, что сам Дин почти ничего не помнит о прошедшей ночи, на надежде можно ставить крест. Об этом думает старший Винчестер, выходя из душа.
- Я ничего не помню, - повторяет он то, что уже говорил утром. Застегивает джинсы, липнущие к мокрой жопе, и плюхается на кровать рядом с Сэмом, глядя на экран ноутбука вместе с ним.  – Но где я мог отхватить проклятье в общественном месте? А для заклинания нужен колдун.
Это самая умная мысль, которая приходит ему в голову. Мог бы и не озвучивать. Они не знают, кто наложил заклинание, не знают даже что это за заклинание, и чем все должно закончиться. И даже будь у них знакомый колдун, который мог бы это узнать, судя по тому, как прогрессируют симптому, он просто не успеет до них добраться.
- Думаешь, тут вообще можно что-то сделать? – спрашивает Дин, но в вопросе куда меньше заинтересованности, чем он планировал вложить. Потому что теперь, когда запах крови не перебивает другие, он отчетливо чувствует запах Сэма. Да, тот строго-настрого запретил поддаваться животным инстинктам и куда-то бежать, но он ведь и не собирается уходить. Наоборот, держаться ближе. Мысли о проклятии, заклинаниях, Бобби и даже собственной участи выскальзывают из сознания, а остается запах. Дин тянет носом, опираясь на руки, перебирается через кровать ближе к источнику.  Плечи, обтянутые тканью, взгляд, сосредоточенный, устремленный перед собой – не на него. Мерцающий, тихо жужжащий и источающий тепло кусок пластика Дина не интересует, а вот живое тепло, которое находится значительно ближе... Он подается ближе, отводя носом с шеи прядь волос и прижимается к коже, вдыхая запах. Да, он, тот самый. Со свистом жадно тянет воздух, из горла вырывается низкое ворчание, и зубы сами собой смыкаются на коже, несильно, но уверенно.

Отредактировано Dean Winchester (2015-01-11 15:38:54)

+1

17

Слова Дина, призванные нести явно успокаивающий эффект, вызывают в Сэме только приступ глухой злости и бессилия. На самого себя, на Дина, всю эту чертову ситуацию. Не тем им сейчас надо заниматься, не сейчас, когда в их руках скоро может оказаться судьба всего мира - и это даже не преувеличение. Если они не остановят чертового Дика, человечество будет обреченно на медленное уничтожение в пастях ненасытных тварей. Но вместо этого у него в башке проекция Люцифера, Дин превращается в какого-то монстра, Бобби дрыхнет после пьянки и никто, никто не знает, с чем они столкнулись.
Сэм снова чувствует себя одиноким, как в те далекие времена до Стэнфорда, когда никто не хотел понимать его тяги к нормальной жизни. Сейчас он впервые хочет нормальной охотничьей жизни, но судьба словно насмехается, подсовывая все новые и новые испытания.
Бобби звонит как раз вовремя, чтобы отвлечь Сэма от тяжелых мыслей и желания придушить Дина и удавиться самому. Краткий пересказ рассказа-выговора, опуская маты, можно заключить в несколько фраз: "Все хреново", "Пусть смотрит, куда лезет своим хреном", "Сэм, почему ты не уследил? (Бобби, я что, наседка?)" и "Ищите причину". Ну, еще проскользнуло особо понравившееся Сэму "Дин херов сукин сын и уебок", но это была уже чисто его маленькая душевная радость. В конце концов, имеет он право на отмщение?
- Ты слышал разговор, - утвердительно говорит он, замечая, что Дин все-таки выполз из душа и умастился рядом. - Где? Определенно, там, где ты провел ночь. Думаю, баров тут немного и не настолько же тебе отшибло память. - Он едва удерживается от язвительного продолжения, но все-таки берет себя в руки. Хватит с них разборок, есть вещи поважнее. Например, вот эта ссылка на очередной любительский сайт по ведьмам и приворотам, в которой...
Слишком близкое тепло и глухое ворчание он замечает слишком поздно, а потом на шее смыкаются зубы - несильно, но достаточно ощутимо, чтобы его пробрало дрожью. Сэм напрягается мгновенно - застывает и не двигается, Дин что-то недовольно полу-рычит полу-говорит, сжимает челюсти чуть сильнее - и вообще-то, это правда больновато и больше всего напоминает "клеймение" самки во время течки. Если честно, от этого сравнения еще хуже, и Сэм, аккуратно выдохнув, резко отпихивает съехавшего с катушек брата от себя и ощутимо прикладывает кулаком в лицо - но все предельно и выверено, ломать нос он совершенно не хочет, просто привести в чувство.
- Ты совсем рехнулся? - спрашивает он немного нервно, пытаясь заглянуть в глаза, но не решаясь приблизиться. - Становится хуже? Ну, не молчи, хуже? Это так проявляется? - Сэм пытается отнести этот случай в общие сведения и как-то уложить все вместе, но пока выходит какая-то ерунда. Какое заклинание, черт возьми, наделяет сверхсилой, сверхскоростью и супернюхом, а потом в придачу еще и звериными повадками? Куда больше похоже на вервольфов, но Дина никто не кусал, да и Бобби четко сказал: проделки ведьм. Каков шанс, что девчонка, с которой переспал Дин, ведьма? И что, ей не понравилось, или что? Достаточный повод для обиды для женщины, для колдуньи - тем более, но слишком... странно. Будь все так, Дин бы, скорее, превратился в козла или свинью. По крайней мере, он бы не угрожал всему живому и не кусал Сэма за шею с достаточно явным намерением.
- Дин, я не буду с тобой... - начинает он, успокаивающе выставив руки вперед, - вообще не буду, сейчас не время. Давай, тебе нужно вспомнить, что было вчера. С кем ты был? Что ты делал? Мне нужно помочь тебе, Дин, так помоги мне.

+1

18

От соприкосновения со слюной привлекательный запах чужой особи становится сильнее и ярче, так что когда та дергается, он только сжимает челюсти сильнее… впрочем, толку немного. Зубы клацнув, смыкаются в воздухе, а к уже знакомому аромату примешивается дурманящий, едва уловимый запах крови. Наверное, именно он сбивает с толку, потому что он не успевает прийти в себя и сделать рывок: удар приходится прямо между глаз. Из них сыплются искры, он взрыкивает и падает с кровати, крайне удачно ударяясь головой об угол соседней кровати. Взгляд на миг заволакивает тьма.
- Ты считаешь меня сумасшедшим, и не нашел ничего лучше, чем уточнить у меня? Чувак, из нас двоих провериться нужно тебе, - Дин садится на полу, кряхтя, потирает ушибленный затылок. Сэм, уже окончательно черно-белый, но при этом вполне обычный, если не считать испуганного вида и выставленных вперед рук, частит, как будто от этого зависит его жизнь… ах, нет, не жизнь. Другое. И Дин собирается рассмеяться, но смешок застывает в горле. Он понимает, что Сэм не так уж и неправ. Самое интересное, он помнит все, что сделал, но помнит и то, что от того Дина, каким он привык себя ощущать, в этом поступке было очень и очень мало. Ощущения были его, желания – его, а остальное… остального просто не существовало. Даже Сэм не был Сэмом, как таковым. Был вожделенной добычей, его трофеем. И он… да, он попытался схватить Сэма зубами за загривок. Схватил. И не удивительно, что теперь тот отмахивается от него руками, а удивительно, что не топором.
На вопрос Сэма он только хмыкает. И вдруг ему становится весело. Ну, а что, ситуация-то – заглядение! Он превращается в неопознанную хищную тварь, которая быстрее вампиров и способна рвать их головы с плеч голыми руками. По крайней мере, пока у нее есть руки. Дин смотрит на раскрытые ладони опасливо – а ну как на глазах начнут превращаться в лапы? – да вроде нет. Даже волосяной покров без изменений, и босые ступни выглядят так же, как всегда – значит стать хоббитом в ближайшее время ему не грозит – и то слава богу. Лучше уж неведомая зверюшка, чем низкорослый, кудрявый карапуз с волосатыми ногами. Для верности он проходится языком по зубам – тут тоже все в порядке, и вздыхает с облегчением.
- Ну, если ты не думаешь, что я совсем озверел от вожделения, значит да, это именно оно. И вот так это и проявляется. Хорошая новость: клыков и когтей у меня нет. Плохая новость – цвета я уже не различаю. И рассудок уже отказывает. Сэм я, - Дин стискивает челюсти так, что желваки на скулах приходят в движение, - я не думаю, что тебе безопасно находиться рядом со мной. Ты видел, что я сделал с тем вампиром. И боюсь, перепихон «по-собачьи» не самое страшное, что тебе сейчас угрожает. Ты… должен принять какие-то меры. А я пока расскажу тебе все, что вспомню, хорошо?
Он облизывает губы и садится на край кровати. Своей. Недолго колеблется, вытаскивает из-под подушки пистолет, вкладывает в руку Сэма.
- Так лучше. Что я тебе, говоришь, должен рассказать? А, где был… Да, где я там был, - вот уж точно вопросец. И в памяти, вроде, прояснилось, но рассказать все равно нечего. Вернее, все, что мог, уже рассказал. Ну, существенное. – С кем был. Был с тобой. Болтал с девчонкой, ты же видел. Потом ты ушел. Мы выпили еще. Да что там, надрались, похоже…почти ничего не помню. Вроде тебя потерял, забылся. Искать хотел, она меня уговаривала. Вроде, еще какой-то там парень… Но недолго. А потом мы завалились к ней. И я даже не помню сейчас, где это. Но могу найти. По запаху.
Гляди-ка, неожиданный профит. Жизнь налаживается! Если он окончательно превратится в собаку, Сэм сможет его использовать для выслеживания врагов. Левиафанов, например.

Отредактировано Dean Winchester (2015-01-24 15:46:23)

+1

19

Ч-черт!
Сэм только замечает, что место укуса болит и даже слегка кровоточит. Он прикладывает ладонь к шее, внимательно следя за Дином и болезненно морщась, но оставаясь на месте, когда брат выдает целую тираду, кто тут сумасшедший, а кого нужно убить при первой же возможности. Дин серьезно думает, что Сэм способен его убить?
Когда в его ладонь вкладывают пистолет, он понимает, что Дин действительно так считает. Придурок. Невозможный чокнутый на голову ужасный эгоистичный придурок.
И все же Сэм послушно сжимает пистолет в руке, внимательно слушает и делает выводы. По большей части, неутешительные - у них ничтожно мало. Какой-то бар, какая-то девица, какой-то парень - а вот это уже что-то новенькое. Бобби сказал, "ищи обиженных", верно? Судя по всему, девица в обиде не была, а вот парень... ревнивый бывший? Уязвленный настоящий? От женщин одни проблемы - и это жирной чертой подводит все итоги долбаного дела. Сэм снова задумчиво смотрит на пистолет, потом на воодушевленного "гениальной" идеей Дина - выследить по запаху, надо же! - и снова возвращается к оружию. Дерьмо, нет, должен быть другой выход! Должен быть! Тупик в их жизни был только раз, и к чему это привело? К чертовой Клетке и крепко засевшим осколкам сущности Люцифера в его голове. Ну уж нет, больше такого Сэм допускать не намерен. Братоубийство - последнее, что он совершит по своей воле.
- Отлично, - Сэм трет двумя пальцами висок и собирается с мыслями. - Тогда что, просто выходим и пускаем тебя по следу? - он издает усталый смешок. - Других вариантов у нас, похоже, нет. Думаю...
Его прерывает неожиданно громкий визг мобильника - надо же, снова Бобби. Старый охотник всегда беспокоился о них, словно курица-наседка, пускай сам изо всех сил ворчал и называл балбесами. Смертоносная, в том числе и для окружающих, "проблема" Дина зацепила всех за живое - тут уже не до отходняка после двух-трех бутылок.
- Серебро. Желательно - освященное. Ненадолго остановит заклятье или чем бы эта хрень не была. У вас максимум день, Сэм, ищите быстрее, - говорит Бобби, и его голос в трубке напряженный и глухой одновременно. Это заставляет Сэма впервые серьезно задуматься о последствиях - черт, он ведь только заставил себя поверить, что все обязательно...
- Что-то еще? - поспешно спрашивает он, не давая мыслям развиться не в том направлении. Не думать. - Как оно работает? Чем вызвано? Обычно же подкидывают монету или любой подходящий предмет... Но на Дине ничего такого, - он старается, чтобы в его голосе не звучало отчаяние. Это чертовски сложно - наблюдать за Дином и сжимать теплую рукоятку пистолета. И понимать, что если вдруг что...
В этот момент Сэм практически ненавидит Дина и весь мир, который вдруг ополчился против него.
- Ничего такого. Такими штуками не пользовались уже достаточно давно, чтобы записи об этом стерлись, - отвечает охотник. - Ищите ведьму. И лучше, чтобы вы не убили ее до того, как окажется, что заклинание работает и после ее смерти.
Спустя секунду до Сэма доносятся только гудки, и он с неслышным вздохом откладывает телефон обратно на стол. Дин все еще смотрит на него - конечно же, все слышал, чертов супермэн, - и непонятно, чего в его взгляде больше - надежды или сожаления. Сэм не хочет всматриваться.
- Жди здесь, - бросает он коротко, набрасывая куртку и шаря по бумажникам в поисках кредиток. - Я скоро вернусь. - Он успевает открыть дверь, прежде чем обернуться и несмело улыбнуться в попытке хоть немного утешить их двоих.
Пожалуйста, дождись. Все будет хорошо.


За двадцать минут он успевает не только найти ювелирный магазин - слава богу, он еще работал, - но и купить самую толстую серебряную цепь, которая только была на прилавке. Карта на имя Алана Драйвера после этой покупки значительно опустела, но Сэму сейчас не до подсчета денег. Тринадцать минут на дорогу обратно, но не в номер, а к импале - черные бока блестят, но весь ее вид кажется ему... похоронным. Словно машина чахнет вместе с ее владельцем.
Времени освящать серебро у него нет времени, а вот облить "цепь" святой водой - пожалуйста. Сэм готов утопить чертову цепочку, лишь бы подействовало.
Когда он заходит в номер, то больше всего опасается, что не застанет Дина. Что тот не смог побороть свою чертову сущность, чем бы она ни была, и не справился с собой. И Сэму придется...
- Дин, это лучшее, что я нашел, - говорит он, раскрывая ладонь и показывая украшение брату. - Я не стану сажать тебя на цепь. Это лучшая альтернатива.
Он сам не понимает, почему оправдывается, но все это время неотрывно смотрит куда-то поверх Динового плеча. А потом подходит и в пару мгновений защелкивает застежку на напряженной шее.

+1

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Dean Winchester (2015-02-09 07:17:37)

+1

21

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Sam Winchester (2015-02-19 22:32:10)

+1

22

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Dean Winchester (2015-02-20 13:18:21)

+1

23

Приступ проходит так же быстро, как и начался, и Сэм даже недоверчиво окидывает комнату беглым взглядом - неужели Люцифер так просто отступил? Но Дьявола нигде нет, да и Дин, до этого едва ли не рычавший, как цепной пес, выглядит умиротворенным и вполне в сознании. Видимо, серебро действительно помогает, спасибо Бобби, что выручил, как всегда.
Дин только подтверждает его размышления и Сэм слабо усмехается на "заманчивое" предложение. Да, если от этого не будет спасения, ему придется превратиться в сплошной синяк, чтобы хоть как-то оставаться в реальности. Но это же не выход.
- Да, конечно, - говорит он, слегка хмурясь, и роется в сумке. - Держи.
Сэм усаживается на кровать и задумчиво смотрит, как брат переодевается, но почти не придает этому значения. В смысле, что он там не видел? Стесняться друг друга, когда вы постоянно вдвоем, в машине, на охоте, постоянно, - первое, что ведет к смерти. Охота не терпит полутонов - доверие и отдача должны быть максимальными. У них уже возникали сложности - в особенности с "Я не знаю, смогу ли доверять тебе снова, Сэм" - но они их решили и оставили в прошлом. Сэм уверен, что их тандем самый сильный именно потому, что только они такие сумасшедшие и помешанные, чтобы перерывать весь мир, Ад и Рай, чтобы найти и спасти друг друга. Безграничная зависимость.
- Идея с кольцом не лишена логики, но... если серебро только замедляет превращение, нет гарантий того, что оно не убьет тебя, прежде чем... выйдет. Если выйдет, - он с небольшим сожалением разводит руками. - Хотя, вариант посадить тебя на цепь и... неважно, я не стану этого делать. Мы разберемся с этим до того, как ты превратишься в кого-либо.
Теперь бы еще закрепить эту уверенность действиями, а не размазыванием соплей и трагическими разговорами. Он уже проходил это, обещал, что спасет Дина от Ада, и что же?
- Итак, если ты чувствуешь себя лучше и не собираешься никого загрызть, пожалуй, у нас нет выбора, - Сэм усмехается и встает с кровати, подхватывая куртки и протягивая одну Дину. - Посмотрим, как работает лучший охотник в мире со сверхъестественными способностями? - он почти веселится, и только серьезность и реальность происходящего не позволяют ему засмеяться. Возможно, в другой ситуации... Впрочем, не бывает таких "других" ситуаций, когда любая мистическая хрень являлась бы крутой или забавной. Особенно, если она касается его брата. - Договариваемся сразу: ты вперед не бежишь и все говоришь мне, ладно? Это слишком опасно.

Отредактировано Sam Winchester (2015-03-03 12:11:17)

+1

24

Не сказать, что джинсы Сэма сели, как влитые, и Дин выматерился под нос, подворачивая штанины, чтобы не оттоптать, но сейчас  внешний вид занимал его меньше всего. Есть проблемы посерьезнее.
От одежды, брошенной на полу в ванной, разит вампиром, и этот запах забивает все остальные, благо в вампирской крови недостатка нет. Он присаживается на корточки перед неопрятной кучей. Брезгливо морщится, принюхиваясь. Если он чего-то не помнит из того вечера, если с кем-то подрался, кому-то нахамил, дал повод себя ненавидеть, парень должен был оставить на нем свой след. Мало какой мужик молча стерпит оскорбления, а Дин не представляет, чтобы чем-то мог обидеть девчонку. Это в юности случалось, что, проснувшись поутру и осознав, что продолжения не будет, красотки сыпали мерзкими словечками и норовили выцарапать наманикюренными ногтями глаза, с возрастом пришла способность оговаривать условия «на берегу», аккуратно, между делом, чтобы не считали себя обиженными, а даже наоборот, польщенными. Да и дамочки стали попадаться понимающие. Хотя…
- Знаешь, Сэмми. А не навестить ли нам первым делом эту самую… Джейн?
В том, что девчонку, с которой они весело провели ночь, зовут Джейн, он совсем не уверен. Честно говоря, ляпнул наугад, уж очень не хотелось видеть скептическое выражение на лице брата, красноречиво говорящее, что именно тот думает о его поступке. Не хотелось, а пришлось. Сэму не нужно озвучивать свои мысли, они читаются в мрачном, тяжелом взгляде. «Если бы ты любил ее, я бы понял», говорит этот взгляд. Но Дин не любит. Это очевидно, и, как ему кажется, немного оправдывает его, ведь девчонка для него ничего не значит, но он знает, что у брата на этот счет прямо противоположное мнение. Впрочем, у него есть и еще оправдание, но сейчас, кажется, об этом рано. Вроде бы рано.
Выходя из мотеля, он намеренно оставляет куртку в номере – температура у него явно выше обычной человеческой, - собирает рассованные по карманам удостоверения и сбрасывает в бардачок «импалы». Перед тем, как ехать к «Джейн» домой, куда Дин и дорогу-то еле помнит, нужно зарулить в бар: время к вечеру, она должна вот-вот выйти на смену, если вообще работает сегодня. И перед тем, как лезть в дом, подозревая его хозяйку в ведьмовстве, нужно бы убедиться, что самой героини там не окажется. «Импала» слишком приметная, да и самому на глаза ведьме показываться рано, так что приходится дожидаться на соседней улице, пока Сэм, рассыпаясь в извинениях, поднимает весь персонал, расспрашивая, не находил ли здесь вчера кто-нибудь его бумажник. «Вы уверены? Может, официанток расспросить? Вы из той же смены, которая работала вчера?»
Проходит минут пятнадцать, и брат плюхается на свое место в машине, удовлетворенно констатируя, что Констанс – черт, ну кто бы мог подумать?! – сегодня работает и уже заступила на смену.
- Путь свободен!
Дин кивает, и, сосредоточенно припоминая дорогу, направляет машину к дому вчерашней подружки. На звонок, один, другой, третий, никто не отвечает. С улицы в окнах никого не видно, и насколько он может припомнить, в доме не было ничего, что бы намекало на присутствие других жильцов… Хотя, какое «не было»? Кто там ночью по сторонам смотрел? Точно не он.
Ковыряться в замке, когда двери дома фактически выходят на дорогу, Дин не решается, но в подобном доме просто обязана быть задняя дверь, и они натыкаются на нее практически сразу. Хорошо, что заранее подумал. Насвистывая, Дин разгибает скрепку и склоняется к замку.
- Сэм, - он облизывается, сосредоточенно ковыряясь с дверью, и неожиданно для себя продолжает, - насчет вчерашнего. Я не думал… Мне казалось, ты даешь понять, что хочешь забыть. Обо всем. Избавиться. Ну, оставить в прошлом, понимаешь?
Дин бросает на брата быстрый взгляд: если тот ответит, хоть как-то выразит готовность говорить, может, у него получится объяснить. Им ведь нужно объясниться. Как можно скорее. Он помнит, отлично помнит, что совсем недавно еще хотел оставить Сэму возможность ненавидеть себя, но после того краткого поцелуя уже не может, и сейчас жизненно важным кажется все объяснить. И если вдруг не получится, если все кончится плохо… пусть последним, что Сэм помнит о нем, не будет торопливый перепих с официанткой из захолустного бара.

Отредактировано Dean Winchester (2015-03-07 20:32:31)

+1

25

После кафешки первым делом Сэм с мстительным удовольствием сообщает брату имя девушки - Констанс - и даже не пытается скрыть ехидства и всего, что думает о братской попытке выставить себя в лучшем свете. Как же. У Сэма многолетняя практика и он точно знает, что запоминать имена девиц Дин любит точно так же, как салаты, которыми он упорно питается, - от слова "совсем". Отчасти, думает он, это может быть связано с тем, что Дин не хочет брать еще одну ответственность - у него на плечах взваленная отцом, а потом и им самим добровольная ноша, защита младшего брата. И всю гиперопеку Дин предпочитает посвящать ему. Честно сказать, это иногда подбешивает, но и Сэм не идеален, так что... иногда он может уступить и позволить Дину самоутверждаться и что-то запрещать, как раньше. Комплекс старшего брата в силе, да?
В доме никого не должно быть (само здание, кстати, довольно милое - сразу видно, что живет женщина, цветы вокруг растут в строгом порядке, все огорожено и тщательно полито), но они на всякий случай звонят в дверь. Покуда Дин ждет ответа, Сэм снова переводит взгляд на клумбы и задумчиво щурится. Все равно что-то не так. Словно... что-то лишнее.
- Дин, мне кажется... - начинает он, когда они подходят к задней двери, но тут Дин начинает возиться в замке и одновременно заговаривать о том, о чем сам Сэм сейчас предпочел не упоминать. Нет, он рад, что брат не замыкается и вообще решился на разговор, но... но не тогда же, когда они вламываются в дом гипотетической ведьмы? Но в этом весь Дин, и, что скрывать, они редко совпадают в настроении "Знаешь, я виноват/мне плохо/ты снова меня бесишь, и я хочу наорать на тебя именно сейчас". Сэм не может и имеет права отказать.
- Знаешь, как для похитителя дамских сердец ты на редкость плохо разбираешься в отношениях. - На самом деле, он даже может это объяснить: единственный долгий опыт у Дина был с Лизой и то, благодаря Сэмовой настойчивости (за что он потом охватил таких угроз, ударов и обид, что не каждый выдержит, но ни разу не пожалел об этом), и для его гиперактивности непривычно, когда между двумя людьми случается перерыв. Но, вообще-то, с их жизнью... - Но ты неправ. Я не давал тебе повода так думать, просто... у меня некоторые сложности, знаешь, - он невесело хмыкнул, предпочитая умалчивать о том, что в последнее время эти неприятности все чаще и чаще врываются в его жизнь, абсолютно не стесняясь. И даже шрам потихоньку теряет свою чудодейственную силу. - Пожалуйста, не делай необдуманных поступков. Для начала, ты всегда можешь поговорить со мной.
Сэм неловко замолчал, кашлянул, и уставился куда-то в сторону.
- А у этой Констанс неплохой сад, не находишь? - спросил он деловым тоном, прищуриваясь. - Даже очень. Обычно ведьмы не цепляют кого-попало по барам и носятся со своей уникальностью. Вон, смотри, тысячелистник - обычное дело, а? Но как-то все... слишком ровно, не находишь? Линии, клумбы чуть ли не под линейку, я заметил возле входа. Нужно осмотреть внутри - и если там тоже все так идеально, придется признать, что ведьмы действительно сходят с ума от зеленоглазых, - он весело хмыкнул и осторожно толкнул открытую дверь, вытаскивая пистолет из-за пояса и медленно входя внутрь. Черт знает этих ведьм.

+1

26

«Похититель дамских сердец». Звучит слегка издевательски, сердца-то ему обычно вручать не торопится, да и Дин не жаждет их получить, но брат хотел его уязвить, и у него получилось. Ладно. Ладно, уж Сэм-то имеет право. Особенно, если говорит правду – а зачем ему врать? – и это «все кончено» существовало только для Дина. Как же он накосячил, черт. Как же накосячил.  У Дина вырывается мучительный стон, когда он думает о том, что они снова все испортили, потому что одному не достало мужества признаться, а другой, вместо того, чтобы прижать к ногтю и выбить признание, сделал свои выводы. Послушался уязвленной гордости . Сколько еще раз они будут наступать на эти грабли?
И черт возьми, как же нелепо думать об этом сейчас, когда они вламываются в чужой дом, когда он вот-вот превратится в монстра… но разве они не только этим и занимаются? Выясняют отношения, находясь в смертельной опасности?
Вот и сейчас у него есть ответ. Он может сказать, что пытался поговорить, видел ведь, что что-то не так. Спрашивал, и каждый раз видел, как Сэм отводит глаза и уходит от ответа. И просто уходит. Что он должен был думать? Но он смотрит на Сэма, смущенного, но на этот раз откровенного,  и  продолжать этот разговор уже не хочется. Не сейчас, по крайней мере. Потом, когда все будет хорошо – должно же, в конце концов, наступить это мистическое «все хорошо»!  - между ними не останется недомолвок, они вернутся к этому разговору и обсудят, как много значит откровенность для каждого из них. А сейчас куда важнее сохранить возвращенное взаимное доверие.
- Может, она очень педантичная ведьма, - бормочет Дин себе под нос, когда замок щелкает и дверь подается. Распрямляется и оглядывает сад. Ну да, чистенько, аккуратно. И что с того? – К чему ты клонишь, Сэм? Думаешь, у ведьмы не может быть приличный сад? Хотя будь я ведьмой… ведьмаком, – поправляет он по размышлении, - я бы первым делом наколдовал себе работу поприличнее. Что за фигня, впахивать официанткой в ночную смену в дешевом баре?
Чужой дом обрушивает на него водопад запахов, и Дин моментально убеждается, да, это то самое место, именно тут он был ночью. И подтверждает это Сэму:
- Я чувствую свой запах. И это, - хлопает по руке с зажатым в ней пистолетом, - можешь убрать. Тут никого нет. Я бы услышал.
Он уже даже не переживает из-за каждого отдельного всплеска противоестественных способностей, устал удивляться, да и куда уже психовать сильнее. Просто использует полученные сведения по назначению. Дом изнутри такой же, как снаружи: опрятно, чистенько и чувствуется  женская рука. Этот дом почему-то напоминает Дину другой, мимолетно виденный много лет назад. Дом, в котором его брат жил со своей невестой, и он хмурится, стараясь отогнать непрошеную мысль.
За час они успевают облазить весь дом, сунуть нос в самые отдаленные уголки. Находя даже спуск в подвал: аккуратный, полутемный и надежно запертый. В таком сам бог велел устроить алтарь, если бы, конечно, занимался такими делами. Но  ключи от подвала висят рядом с неприметной дверью, а в самом подвале – только аккуратные полки, заставленные вполне невинными запасами еды, будто на какой-нибудь ферме в Техасе. Комнату, где они с Констанс провели ночь, Дин тоже буквально обнюхивает, но не находит ровным счетом ничего, что бы могло указать на заклинание.
- Она не ведьма, - вздыхает он на конец, и беспомощно всплескивает руками, переводит взгляд с лица Сэма в окно спальни. Там, через дорогу от дома, стоит и смотрит прямо в оконный проем – нет, прямо ему в лицо! – большой черный пес.
– Сэм, эта собака! – шепчет Дин, срывается с места, как тогда, с вампиром, забывает про растерянного брата, про данное обещание, про то, что его тут быть не должно. Но когда он распахивает дверь, останавливаясь на пороге, на той стороне улицы уже никого нет.

Отредактировано Dean Winchester (2015-04-12 11:38:24)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC